Приключения в галактике

11 сентября Эйб Вильман в очередной раз появил­ся в кабинете наместника Торкса.

— Артур, настал решающий момент в нашем вели­ком деле! — воскликнул он, переступив через порог, при этом даже не поздоровавшись. — Тебе предстоит это увидеть!

Наместник хмуро на него посмотрел и вытер лоб, хотя на нём не было ни капли пота. С самого начала он не одобрял план Вильмана. После нападения на лабо­раторию Хайти Торкса не покидало дурное предчув­ствие, от которого никак нельзя было отвязаться. Но с другой стороны, дело зашло уже слишком далеко. Не­хотя Торкс встал с кресла и последовал за своим заме­стителем, который в отличие от наместника, довольно потирал пухлые ладони.

Через четыре минуты они были в лаборатории Виль­мана.

Там их уже ждал Ратиэль. Услужливо раскланявшись, он доложил, что всё готово для проведения опыта.

— И ты привёл меня сюда смотреть на твои дурац­кие опыты с мышами? — в голосе Торкса звучало не­скрываемое раздражение.

— Ну как же, дорогой мой Артур, разве могу я тра­тить наше время впустую? — ухмыльнулся Вильман. От такого фамильярного обращения Торкс поджал губы, из-за чего усы щёткой оттопырились вперед, и наверняка поставил бы нахала на место, но Вильман, словно ничего не заметив, продолжал:

— Вот на это тебе стоит посмотреть!

И с торжествующим видом указал своей пухлой ла­донью-подушкой в сторону огромного куба из пуленеп­робиваемого стекла. В тот момент, когда Торкс повер­нул голову, куб был закрыт чехлом из чёрного брезента.

Вильман кивнул Ратиэлю, и карлик снял чехол с ём­кости, машинально и неторопливо.

От увиденного зрелища Торкса передёрнуло. Он понял, ради чего Вильман пригласил его в свою адс­кую лабораторию. Внутри куба был человек!

Очевидно, стекло было полностью прозрачным толь­ко с одной стороны, так как узник (видимо, отреагиро­вав на свет) стал ощупывать стены куба, словно искал выход, но его взгляд ни разу не остановился на ком- либо из присутствовавших.

Вильман ещё раз кинул Ратиэлю, давая сигнал на­чинать опыт. Временами он потирал ладони и доволь­но косился на Торкса из-за толстых стёкол очков.