Приключения в галактике

Из них при­мерно четверть упала на планету и сгорела в атмосфере. Мелкие кусочки разлетелись так далеко, что их сбор был делом бесперспективным. Остальные обломки представ­ляли собой куски искореженного металла и пластика, и первоначальный анализ никаких результатов не дал…

Но при более детальном исследовании ГГС ждала неожиданная удача. В руках экспертов оказался круп­ный обломок корпуса станции, так называемый «угло­вой»: в этом месте к лаборатории прикреплялась штан­га сенсора. И на наружной стороне обломка были обнаружены следы осколков! Это вполне могли быть последствия попадания ракеты в сенсор, если нападе­ние имело место… Но такие же следы могли остаться и в результате столкновения большого куска корпуса с более мелкими, разлетевшимися во время взрыва.

Итак, результат экспертизы ещё не являлся стопро­центным доказательством нападения. Но он давал все основания для более детальной отработки соответству­ющей версии, чем Кэттон и занялся.

Наиболее вероятный мотив нападавших — завладе­ние разработками лаборатории, в первую очередь — «тёмным покровом», судя по тому, как они торопились. И если это так, то не обошлось без предательства. Ви­димо, в лаборатории у них был свой человек, который отключил систему безопасности. Раз. Во-вторых, если бандиты узнали, что «тёмный покров» не прошёл ут­верждение на коллегии, то второго предателя нужно искать среди её участников. Наверняка он голосовал «против»… Два. Но в эту схему не вписывается тот факт, что атакующие истребители были опознаны сиг­нальными маяками. Корабли местного флота вылетов во время происшествия не совершали. Значит, заговор­щики имели доступ к соответствующей системе кодов…

Кэттон при этой мысли сморщил нос и покрутил головой, словно уловил неприятный запах. Хорошень­кое дельце… Давно таких не бывало. Судя по всему, это криминал государственного масштаба… В глазах ГГС. А в глазах наместника какого-нибудь недруже­ственного сектора — операция спецслужб.

Но как этот самый наместник или его приближён­ные могли узнать о разработках Хайти и — особенно