Приключения в галактике

Он заметно нервничал. Было 18.40, и его заместитель и глава отдела научных исследований доктор Вильман должен был явиться с минуты на минуту. От того, что он скажет, зависел план их дальнейших действий.

Вильман находился на коллегии учёных ГГС и че­тырёх секторов Коалиции (Краснозор, Кристалис, Цианрок и Каулан), возглавляемой Василием Дарковым, начальником Научного Корпуса ГГС. Главными воп­росами повестки дня были проекты оружия массового уничтожения — «тёмный покров» и АПБ. Только бы не утвердили!

Торкс вскочил с кресла со скоростью стартующей ракеты и стал мерить кабинет метровыми шагами, гля­дя то на пол, то на часы, то на иллюминаторы башни. Заседание должно было закончиться в 18.00, обратный путь занимал около 45 минут… Торкс зашагал быст­рее. Вот уже 18.50… Где же Вильман, так его и растак! И вдруг в душу Торкса вполз леденящий страх. Он вспомнил, что не раз говорилось об Исполнителях в отдельных СМИ, в особенности Эшли. Якобы они умеют читать мысли… Чушь собачья! Никто не умеет читать мысли, будь он тысячу раз Исполнитель или кто-то там ещё!

Торкс отчаянно гнал дурные мысли прочь, но они всё возвращались и возвращались… Ведь Эшли при­сутствует на коллегии в качестве наблюдателя… И если то, что о ней говорили, правда? И Вильман… Нет, это­го не может быть!

Повинуясь какому-то странному порыву, Торкс мет­нулся к зеркалу. И он не узнал себя. Обычно карие гла­за казались ему чёрными и готовыми вот-вот выско­чить на лоб. Рот свело судорогой. Аккуратно подстриженные усы топорщились в разные стороны. На лбу выступил холодный пот. И сердце бешено зако­лотилось: «Откажись! Откажись! Откажись! Ещё ведь не поздно!».

Но в эту минуту раздался звонок, и металлический голос биоробота-секретаря возвестил:

— Доктор Вильман с докладом к наместнику!

Отворилась дверь, и на пороге появился Эйб Виль­ман — низкий толстяк с пухлыми руками и заплывшим жиром лицом, готовым в любой момент заулыбаться… или заухмыляться… или что-то в этом роде. Носил он очки в толстой оправе, но на самом деле зрение у него было в порядке, стёкла в очках — самые обычные, так что они были просто элементом имиджа.