Приключения в галактике

Что ей какие-то пленники? Что ей какой-то осуж­дённый? Её это не волнует. И она — «лучший»?

Побеждает сильнейший — это понятно. Исполните­ли оказались сильнее Снайпса… Но всегда ли сильней­ший — лучший?

Том не нашёл ответа на этот вопрос. Но другую за­гадку он решил. Теперь то он понял, почему Исполни­тель Кэттон отправил его на каторгу, а не в камеру-одиночку до конца жизни. Да, Снайпс проиграл на суде, но он стоял до конца. Он не сдался. А Кэттон, при всей своей жестокости, уважал врагов, если они показыва­ли себя воинами.

О своем поступке, из-за которого Снайпс оказался в тюрьме, «номер 053Т» теперь думал, как о «мальчишес­кой выходке, погубившей его жизнь», и старался о нём не вспоминать, хоть не всегда и получалось. Что и го­ворить, уроки жизни далеки от гуманизма…

Теперь уже горькая усмешка Снайпса сменилась на злорадную. Он усвоил жестокий урок, он сделал выво­ды. Выживает сильнейший — и он выживет несмотря ни на что. И он ещё сможет ответить «учителям»… «Средства не имеют значения», — говорил Кэттон од­ной спецкоманде перед началом операции. «Средства не имеют значения», — повторил Снайпс про себя, лёжа на своей койке в камере. Он выберется, и он за всё от­платит. А пока нужно действовать осторожно.

И Снайпс действовал осторожно. Пользуясь дове­рием Дутого, он облазил всю вентиляционную систему тюрьмы и ещё через четыре месяца знал её наизусть. Но знание существенной пользы делу не принесло. Выбраться из вентиляции незаметно в местах, откуда можно было бы покинуть тюрьму, никак нельзя. Снайпс также не представлял, как добраться до проводов, пи­тающих систему сканирования контейнеров. Может быть, они вообще проведены не через вентиляцию. Нет… Увы.

Флеминг тоже пытался найти выход из данной ситу­ации, но вскоре и он понял, что план зашёл в тупик. Надо было придумывать нечто другое, но тут вмешал­ся его величество случай.

Наместник сектора Кристалис Артур Торкс сидел за своим письменным столом и, поглядывая то на невоз­мутимо колеблющийся гироскоп, то на огромные на­стенные часы, нетерпеливо барабанил пальцами по чёр­ной гладкой лакированной поверхности стола.