Приключения в галактике

Са­мая лёгкая — та, которая уже решена.

Расстановка сил уже определилась. «Колонистам» не удалось больше никого привлечь на свою сторону, но и имевшийся у них флот очень силён.

Аффенштерн: 16 звёздных и 120 тяжёлых крейсеров. Браун: 9 и 60. Сафаров: 10 и 40. Итого 35 и 220. Кораб­ли среднего класса: заградители — 150, линкоры — 4500, лёгкие крейсеры — 14000. Авианосцы: 180.

Со стороны ГГС: Элита: 42 звёздных крейсера и 200 тяжёлых. Секторальные группировки Звёздных Кры­льев из Терра, Аурига и Краснозор: 12 и 50. Флот на­местника сектора Краснозор Петра Коробова: тоже 12 и 50. Итого 66 и 300. Корабли среднего класса: загра­дители — 110, линкоры — 2100, лёгкие крейсеры — 8000. Авианосцы: 80. Качественное преимущество на стороне ГГС: флагман Элиты, 25-километровый звёзд­ный крейсер «Гай Арктур», стреляет в полтора раза дальше, чем обычные звёздные крейсеры. Наместники понесут потери ещё до начала боя. Но, учитывая мас­штабы битвы, это даст только временный выигрыш…

Такие силы будут вовлечены в генеральное сраже­ние. И снова у наместников перевес в мелких и средних кораблях. История показывала, что именно сражения с нестандартным соотношением сил являлись самыми кровопролитными…

Когда сражаются двое, побеждает третий. Чем бы ни закончилось это столкновение, оно на руку Ассоци­ации Свободных Планет, которая тогда имеет все шан­сы на доминацию в галактике.

Пока позиция Ассоциации остаётся неясной. По ре­шению Совета в сектор Дексенмаут направлена специ­альная комиссия, которой предстоит выяснить, поче­му наместник Волошский не подчинился решению Совета и выступил против ГГС на стороне «колонис­тов», оставив сектор без защиты.

Коалиция Независимых Секторов находится в неза­видном положении: только четыре из одиннадцати её секторов оказались вне военных действий.

Каулан, Стоунхорст и часть Цианрок в составе Коа­лиции заявили о своём нейтралитете. Флот сектора Грейар наверняка поддержит ГГС, когда наместник Бальони узнает о причинах войны…

Карло Бальони был одним из немногих людей, ко­торые сквозь тысячелетия колонизации пронесли лю­бовь к своей земной прародине и до сих пор считали слова «нация» и «национальность» не лишёнными смысла.