Приключения в галактике

Ещё немного, и она наговорила бы ему дряни, как самая обыкновенная дура… До неё ли ему было… Это она должна извиняться, что могла такое подумать…

И снова она ничего не смогла сказать. Только зап­лакала ещё отчаяннее…

Кэттон смотрел на неё умоляюще:

— Прошу тебя, Джейн… Я не могу видеть тебя пла­чущей… Не следовало тебе всё это рассказывать сей­час…

—  Следовало, — ответила Кэрри-Дин сквозь слёзы.

—  Не надо меня жалеть… Жалость убивает, как ты сам говорил. Мне необходимо знать правду. Я буду дер­жаться, — сказала она, вытирая щёки. — Говори даль­ше.

— Хорошо, — медленно кивнул Кэттон. — Я поста­вил знамя туда, где оно должно было находиться, — он усмехнулся, -— и закрыл его собой. Тогда-то я и уви­дел, как падает вторая серия бомб. Иллюминатор лоп­нул… И что-то дало мне понять: сейчас я умру. Тебе будет тяжело это слышать, но я… торжествовал. Нет, конечно, не радовался. Но я был преисполнен созна­ния выполненного долга. Тогда-то смерть и посмеялась надо мной… Вся моя жизнь проскочила перед глазами за какой-то миг… Все три рухнувших смысла… Снача­ла — обычная жизнь… Затем — месть. И — напосле­док — Звёздный Ветер. Но затем… Затем я видел только тебя… То, что я чувствовал, словами не передать… Что чувствует человек, за мгновение до смерти увидев­ший в жизни новый смысл? Не могу подобрать слова… Жажда жизни… Раскаяние… Но это далеко не всё… Надеюсь, ты меня поняла.

Джейн кивнула, закусив губы. Держаться! Не раски­сать! Ему и так тяжело, а здесь ещё и твои слёзы…

— Пути Господни неисповедимы, Джейн. Я не знаю, почему Бог оставил меня в живых, и никогда не узнаю. Скажу тебе честно, Джейн… Я не сразу оценил этот его дар… Я довёл бой до конца, как и положено главноко­мандующему… А затем… Затем сражение кончилось. Я видел, что осталось от Звёздного Ветра… Месиво обломков, тел и дыма… Вот и всё. Уцелело меньше тре­ти… Да… Я смотрел на остатки последнего смысла своей жизни… И уже ничего не мог чувствовать. Но у меня был вопрос — почему?