Приключения в галактике

Никто не думал, что умрёт именно в этот день… Я в том числе. Теперь ты знаешь, Джейн, почему я не связался с тобой до сраже­ния. Я не мог предположить, что возникнет серьёзная опасность для моей жизни… Знаю: недооценивший противника — мертвец… Но трудно говорить о недо­оценке… Ситуация была объективно в нашу пользу.

И начало боя было тому подтверждением. Я видел, что наша «секретка» действует… Я радовался дезорга­низации вражеского строя… А когда их флот, и без того ослабленный ядерными ударами, пошёл на сближение в невыгодной позиции, я решил, что это — «психичес­кая атака». Тем не менее, нельзя утверждать, что я в тот момент их недооценил. Я действовал расчётливо… И они начали нести существенные потери. Стало оче­видно, что мы их уверенно уничтожим…

Мы до последнего момента сделали всё наилучшим образом… Большую часть атакующих штурмовиков мы сбили первым же залпом…

Кэттон прервался на несколько секунд, тяжело дыша. И продолжал совсем другим тоном:

— …и последним. Их секретное оружие — те бом­бы… Ты читала сводку, Джейн… Но ты не видела, что это такое… Я тоже почти ничего не успел увидеть… Всё было слишком быстро…

Исполнитель Звёздного Ветра снова сделал паузу.

— Наверно, за последние годы я недооценил только одного противника — смерть. Как же я заблуждался, думая, что постиг весь смысл слов «каждый день хо­рош, чтобы умереть». Джейн… Бомбы падали на «Рекс Таурус» дважды… Сначала я не понимал, что делаю… Оказалось, я подхватывал моё знамя, упавшее от толч­ка, как и я… Я до сих пор не могу понять, было ли это стремлением оградить символ Звёздного Ветра от по­зорного лежания на полу или же… последней, неосоз­нанной попыткой сохранить то, что я создавал все эти годы… Наивной, тщетной, запоздалой…

Кэттон снова попытался собраться с мыслями и за­молчал. Но Кэрри-Дин, которая всё это время безмол­вствовала, сейчас подумала о другом…

Да как она смела так себя вести? Что её пережива­ния в сравнении с тем, что ему пришлось пережить? Не позвонил…