Приключения в галактике

А для уверенности могу вам обещать, что вы получите всего лишь пожизненное ЗАКЛЮЧЕНИЕ, если ваш рассказ мне понравится. Старайтесь, и вы на много лет переживёте этих ва­ших «партнёров».

Нельзя сказать, что Капелло обрадовался. Но мол­чать не стал.

— Это долгая история…

— Не сомневаюсь. Короткие истории так не закан­чиваются. А время у меня есть. У вас же его, — она иро­нично усмехнулась, — намного больше.

— Началось всё давно… примерно четырнадцать лет назад…

Примерно четырнадцать лет назад в галактике ус­тановилось относительное равновесие, когда большин­ство планет бывшей Звёздной Конфедерации раздели­лись на два блока — Союз Земного Сектора (так тогда называли сектор Терра) и Внешнюю Колониальную Конфедерацию. Передел галактики произошёл как бы сам собой, но спорными оставались сопредельные тер­ритории — секторы Лавалион, Кристалис и Цианрок. Но о войне тогда не было и речи; более того, президен­ты обоих объединений собирались подписать договор, согласно которому сектор Кристалис доставался СЗС, сектор Лавалион переходил к ВКК, а сектор Цианрок делили так, что обеим сторонам доставались пример­но равноценные территории.

Но договор так и не был подписан. Планета Цианрок-6, находившаяся на предполагаемой границе СЗС и ВКК, которую специально выбрали для заключения договора, взорвалась буквально в тот момент, когда президенты пожали друг другу руки…

Из трёхмиллиардного населения планеты не удалось спастись никому. От Цианрок-6 остался лишь астеро­идный пояс.

А самая грандиозная провокация в истории челове­чества завершилась самой опустошительной войной, которую позже историки и журналисты назовут Новым Армагеддоном. Это был апофеоз ярости, которая, ов­ладев сознанием военачальников, заставляла их унич­тожать абсолютно все объекты противника, вне зави­симости от их стратегической ценности. Итогом вой­ны стало почти полное опустошение космического пространства. Уничтожены три планеты и девяносто процентов всех больших кораблей и искусственных кос­мических объектов, погибли свыше 150 миллиардов че­ловек, не пострадавшие планеты можно было пересчи­тать по пальцам одной руки.