Приключения в галактике

Они мне приказали, я подчинился… И всё! — голос сорвался на визг.

Исполнитель Звёздного Ветра поморщился.

— Сядьте на табуретку, — сказал он мягко и вдруг рявкнул:

— Кто разрешил с неё слезть?!

Рошфор, трясясь, сел.

Кэттон снова пошёл по кругу.

— Так-то намного лучше. А теперь перечислите ИХ, раз уж заговорили. Ведь вы же знаете ИХ имена?

Рошфор кивнул.

— Фридрих фон Аффенштерн и Дерек Браун.

— Отлично. А что же они вам наприказывали?

— Мы трое должны были уничтожить… флот ГГС в секторе Кристалис, чтобы… чтобы Элите не было под­крепления в основном сражении.

Рошфор высморкался, и Кэттон отметил про себя, что сердечного приступа на этом допросе не будет.

— А почему это они вдруг решили на нас напасть? Я знал, что к этому идёт, но так скоро… А?

Рошфор потупился и молчал примерно три секун­ды. Затем прошептал:

— Капелло.

—   Капелло? Надо же, как все за него заступились…

— Кэттон повернулся к Кортесу и Уайнфилду. В его голосе звучала ирония. Затем он резко крутнулся к Рош­фору. — Капелло бы всех вас сдал, если он этого ещё не сделал. Но раз уж Эшли его заполучила, то сама его и допросит. А вы, наместник, расскажете мне свою вер­сию. Вот потеха будет, когда сверим!

Рошфора увели. Кортес вскоре поспешил откланять­ся, сказав, что наместник Торкс ждёт его отчёта. Кэт­тон и Уайнфилд остались одни, не считая биоробота.

— Если бы вы знали, Уильям, как мне хотелось свер­нуть ему шею, — сказал Кэттон. — Ведь именно из-за таких, как он, демократия превращается в дерьмократию. Приказали… Подчинился… Аффенштерн и Бра­ун… Сафаров, чёрт его дери! Всё он! Нет, Уильям… Не всё — он… Сколько их, таких сафаровых? По пальцам перечесть. А вот этих, — Кэттон махнул рукой в сторо­ну двери, куда увели Рошфора, — этих большинство… И подобные ему наместники, и их избиратели, выбира­ющие и терпящие таких у власти… И выпускающие их из-под контроля… Позволяющие сафаровым творить свои дела. ДЕМОКРАТИЯ… Спасла она от Третьей Мировой? Спасла от двух Межпланетных? Нет… Она не может спасти от войны.