Приключения в галактике

Кэттон всё ещё мол­чал, устремив немигающий взгляд серых стальных глаз в переносицу наместника. Тот наконец зафиксировал руки на коленях, хотя ладони продолжали трястись.

— Поднимите глаза, — сказал Исполнитель Звёзд­ного Ветра ровным голосом. Рошфор повиновался, пару раз судорожно сморгнув. Бисеринки пота, высту­пившие на лысине, слились в крупные капли, одна из которых скользнула по лбу и скатилась с носа, оставив пятно на белоснежной рубашке. Наместник потянулся за платком и никак не мог попасть рукой в карман.

Кэттон чуть усмехнулся.

— Вижу, вы просто сгораете от желания нечто мне рассказать. Но не знаете, с чего начать, и слегка волну­етесь. Могу я вам помочь?

Рошфор вдруг сжался и уставился на него. В широ­ко раскрытых глазах застыл ужас. Побелевшие губы чуть шевельнулись, но никто из присутствующих не услышал ни звука.

— Вот и превосходно, — ответил Кэттон. — Для начала скажите, какая связь у вас с ныне покойным Евгением Волошским?

— Никакой, — выдохнул Рошфор и судорожно вздохнул.

— Благодарю за откровенность, — Кэттон насмеш­ливо поклонился. — И за то, что вы соизволили заго­ворить. А теперь второй вопрос: какая связь у вас БЫЛА с ныне покойным Евгением Волошским? Наде­юсь, вы продолжите в том же духе.

— Никакой, — повторил Рошфор.

— Вы меня неверно поняли, наместник, — голос Кэттона изменился. — Я не просил вас повторять ра­нее сказанное. Я рассчитываю на вашу откровенность,

— Кэттон вернул себе тот же тон, что и раньше, и сде­лал шаг вперёд-влево. — И если вы окажетесь таким же непонятливым, мне придётся оторвать вам голову. Ясно?

Теперь Рошфор посерел. Кэттон ведь вполне может это сделать, раз уж он пробивает кулаком железобетон­ную стену и разрубает толстую стальную трубу одним ударом ребра ладони. Наместник покрутил шеей, слов­но убеждаясь, что голова ещё там, где ей положено быть…

— Собрались с мыслями? — спросил Кэттон и обо­шёл его, остановившись где-то в двух метрах от спины Рошфора. Тот плюхнулся на колени и завопил:

— Клянусь, никакой связи с Волошским у меня не было!