Приключения в галактике

Остался человек, увидевший новую сторону жизни и оценивший её. И осознавший, что ни­когда не узнает эту жизнь. Человек, которому не хоте­лось ничего, только жить.

Жизнь прекрасна, но в ней ничего не бывает про­сто так. За всё надо платить.

За всё надо платить. Платить, когда увидел совсем новую, настоящую жизнь??! Это ли святое возмездие?

Кэттон закрыл лицо левым локтем и плотно прижал ткань мундира к глазам. Он ничего не видел и не слы­шал. В мозгу билась только одна мысль, только одно стремление.

Господи, спаси и помилуй!

…Протяжный свист вдруг прекратился: автомати­ческая система герметизации перекрыла утечку. Снова загорелся свет. Кэттон опустил локоть и три раза мор­гнул. Неужели пронесло?

Уайнфилд, бледный как мел, приподнялся и опёрся на правую руку. Левой он держался за голову, и кровь текла между пальцев и капала на пол.

— Ваше превосходительство… Что это было? — спросил он и попытался встать, но, видимо, голова зак­ружилась, и контр-адмирал опёрся о ножку перевёрну­того стола, чтобы не упасть.

Кэттон тоже встал и механически отряхнулся. Пару раз мотнул головой. И ответил:

— Это была наша смерть, Уильям…

Исполнитель Звёздного Ветра говорил медленно,

отчётливо и тихо. Уайнфилд посмотрел на монитор на контрольном пульте.

— Боже правый, — выдохнул он. Компьютер выдал отчёт о состоянии систем, которое оказалось весьма неутешительным: мощность защитного поля — 15%, четвёртый отсек полностью разгерметизирован, в пя­том и шестом пожар (правда, система безопасности сработала быстро, и огонь через несколько секунд по­гас). Общие повреждения корпуса — 27%, выведены из строя одна лазерная батарея и несколько пушек.

Оцепенение Кэттона прошло. На смену пришла злость. Он бросил взгляд на экран локатора и мгновен­но оценил обстановку.

Атака оказалась смертоносной для обеих сторон. Звёздные крейсеры создали почти непрерывную огневую завесу, сквозь которую прорвалось менее полови­ны штурмовиков… Как выяснилось, к счастью для ГГС: новые бомбы обладали поистине разрушительной си­лой, и в результате налёта Кэттон потерял около двух третей своих кораблей.