Приключения в галактике

Они разделили свои большие корабли на две примерно одинаковые группы, расположив их на расстоянии около 4000 ки­лометров, и выстроили каждую в плотный двойной ряд. Цель подобного построения была Кэттону очевидна: эти группы слишком близко друг к другу, чтобы их можно было разделить внезапным броском в центр, и слишком далеко, чтобы окружить с флангов. В то же время у двойного ряда преимущество перед открыты­ми построениями по плотности огня.

Но, в отличие от открытых порядков, двойной ряд тяжело перестроить, чем Кэттон не преминул восполь­зоваться, и быстро преобразовал открытый линейный строй в таран — трапециевидный порядок из четырёх рядов, имеющий максимальную огневую плотность, и двинул флот к разрыву между вражескими группами: таран пройдёт там, куда открытому клину путь закрыт.

У наместников не осталось времени, чтобы увели­чить расстояние между группами и зайти с флангов и с тыла, где огневая мощь тарана значительно меньше. Между флотами было примерно 1200 километров, а пе­рестрелку корабли начинают на расстоянии около 900. И в этот момент Кэттон приказал запустить ракеты.

Когда разрывы ядерных боеголовок последовали чуть ли не сразу после сигналов тревоги, Волошский подскочил на месте. Вот оно, секретное оружие ГГС! Они хотят уничтожить его раньше, чем он применит своё! Ну уж нет! Медлить нельзя!

Вместо осторожного обхода тарана с флангов наме­стник сектора Дексенмаут приказал идти на сближение полным ходом и приготовиться к бомбардировке.

Кэттон видел, что почти все ракеты преодолели вра­жескую ПРО. И когда флот наместников, резко увели­чив скорость, устремился к флангам тарана, Исполни­тель Звёздного Ветра усмехнулся:

— Самоубийцы…

Космическое пространство между противоборству­ющими армадами наполнилось огнём. Флот наместни­ков, ослабленный ядерными ударами и уступающий по огневой мощи, начал нести потери. Корабли, лишив­шись отталкивающего поля, вздрагивали от попаданий, разламывались на куски и взрывались. Обломки лете­ли во все стороны, повреждая корабли обеих сторон…