Приключения в галактике

Слева вся стена была заполнена кнопками, рукоятка­ми и датчиками; чуть дальше впереди — нечто прямоу­гольное, затянутое белой простынёй. В левом углу ком­наты стояло кресло с множеством проводов, рядом с ним — компьютерный терминал.

У стены справа стоял стол с интеркомом.

Том был в комнате не один. У двери лифта в правой стене стояли четыре охранника. Около стены с выклю­чателями и за терминалом было по два человека в бе­лых халатах, в правом переднем углу стоял биоробот с закрытыми глазами (признак того, что он выключен). Адмирал Эшли, видимо, только что поднялась из-за стола и теперь что-то говорила трём людям в белых халатах. Когда Снайпс вошёл, она чуть повернула го­лову в его сторону и сказала:

— Хорошо спите, Томас Джеральд Снайпс.

Том растерялся. Он понятия не имел, сколько он проспал. И что на это ответить?

— Спасибо…

После перехвата контроля сознанием сон обычно длится двенадцать часов. Снайпс же проспал шестнад­цать.

— Торопитесь с благодарностью? А ведь ничего, стоящего её, вам не было сделано, так?

Снайпс ещё больше растерялся.

— Хотите руку?

Том вздрогнул и посмотрел туда, где когда-то было его левое плечо. Затем его глаза широко раскрылись, и он уставился на Эшли.

— Наверно, вы меня не поняли. Не протез, а вашу настоящую руку. Сможете даже полюбоваться родимы­ми пятнами, если они были. А о шрамах ничего конк­ретного сказать не могу… Но ведь невелика потеря, так? И я жду ответа.

Снайпсу почудилась насмешка в её глазах, и он ска­зал хрипло:

— Что от меня требуется?

Эшли усмехнулась.

— С вами интересно иметь дело, Томас Джеральд Снайпс. От вас требуется всего ничего: немножко по­быть «подопытным кроликом» и не задавать лишних вопросов. Словом, принять участие в кое-каком науч­ном эксперименте… возможно, не одном. Вот и всё, что вам нужно знать. Итак?

Снайпс опять посмотрел на левую половину своего туловища, затем на пол. Мозг лихорадочно анализи­ровал ситуацию.

«Темнишь, Исполнитель, — подумал он. — С подо­пытными кроликами не договариваются и сделок не предлагают. О сути эксперимента ты, конечно, не ска­жешь, а я — не дурак — не спрошу.