Приключения в галактике

Легче всего ска­зать «меня это не касается», «пусть этим занимаются другие». Обретя множество прав, люди стремятся из­бавиться от обязанностей, с одной стороны…

— Снова камень в наш огород? — криво усмехнулся Торлендсен. — А здесь-то вы совсем не правы. Демокра­тическое общество отличается куда более высоким уров­нем сознательности, чем угнетённое военной диктату­рой… И понятие гражданского долга в нём куда выше, чем у толпы фанатиков, управляемой свистом вождя…

Довлатов улыбнулся. Ему нравилось вести подоб­ные споры.

— Обратите внимание, господа. Я не сказал ничего о сознательности или гражданском долге. Эти понятия всецело зависят от государственной идеологической машины, как вы любите выражаться. Общественное сознание — только отражение идеологии государства, не более того. Теория прав человека в этом плане явля­ется неплохим инструментом управления, что мы и до­казываем на практике. Но она, к сожалению, далека от совершенства. Исполнители говорят о её несоответ­ствии реальной человеческой сущности. Она не позво­ляет противостоять действиям некоторых людей и орга­низаций, не нарушающим права других людей, но являющимся потенциально опасными для существова­ния общества. В какой-то мере теория прав человека им даже способствует… Есть ли необходимость рас­шифровывать, какие действия я имею в виду?

— Sapienti sat, как любят говорит Исполнители, — Такомару доел своё экзотическое блюдо. — Мы вас отлично понимаем. Но человечество не придумало ни­чего лучше.

— Выход должен быть, — сказал Довлатов. — Не­обходимо его найти. Экстремизм и становится ответом на вышеупомянутые действия, если государство не при­нимает мер. А меры могут быть и не предусмотрены законом или даже противоречить правам человека. И в результате происходит нивелирование демократичес­ких ценностей среди населения, когда даже преступле­ния успешно ими прикрываются, не говоря уже о про­блемах морали. Самую прогрессивную идею ждёт поражение, если она используется лицемерно. И про­исходит взрыв…

— Вот так Исполнители и подняли голову, — ска­зал Торлендсен и в подтверждение выпил кружку пива.