Приключения в галактике

— Натан…

Химмельштейн обернулся. За его спиной стоял Фул­лер.

— Спасибо.

Наместник сектора Нектиус выпустил очередную струю дыма и усмехнулся. Затем снова повернулся к окну.

— Спасибо, господин председатель? Очень мило с вашей стороны.

Фуллер подошёл к нему сбоку.

— Извини, Натан… Ты понимаешь… Ситуация была неожиданной и очень напряжённой…

— Ситуация, господин председатель? Ситуация на­глядно показала ваше ко мне отношение… Я ведь всё видел… Я видел, на кого вы рассчитывали… Я видел вас… И Довлатова… Когда ваши расчёты не оправда­лись. Вы оба усомнились в моей верности демократи­ческим традициям Ассоциации… Думали, что я исполь­зую свой голос в личных интересах… Обиженный мстит… Чтобы ГГС их уничтожили, а заодно и осталь­ных, с ним не посчитавшихся… Вот чего вы от меня ждали, господин председатель. А теперь извиняетесь…

Фуллер смутился. Химмельштейн попал в точку.

— Я признаю, что был неправ… Ещё раз извини, Натан. Мы не должны были так с тобой поступать…

Волошский стоял неподалёку и слышал обрывки фраз.

«Альтруист… Патриот! — думал он. — Не мир тебе был нужен, а извинения председателя. Как играет!»

— Приятного аппетита, господа. Не помешал?

Такомару и Торлендсен оторвались от тарелок. У их

столика стоял Довлатов.

— Нет, что вы… Пожалуйста, присаживайтесь, — ответил Торлендсен.

— Благодарю, — Довлатов занял место за столиком.

Некоторое время они обедали молча. Наконец Дов­латов заговорил:

— И вам совсем нечего мне сказать, господа демок­раты?

— А что вы хотите от нас услышать? — спросил Та­комару.

— Я хочу знать, с кем вы. Мне осталась неясна ваша позиция… Против войны, против мира… Что же оста­ётся?

— Думать, — ответил Такомару.

— О чём думать? — спросил Довлатов. — Иных аль­тернатив у нас не было. Или вы решили закрыть глаза? Вам, избранным для определения пути развития Ассо­циации, всё равно? Где ваша позиция? Я вас не узнаю…

— Нам не всё равно, — возразил Торлендсен. — Имей мы дело с демократическим государством, мы бы вас поддержали не раздумывая.