Приключения в галактике

Если сделать это гра­мотно, то Ассоциация не понесёт никаких убытков от присутствия ГГС в секторе… напротив, сотрудничество может оказаться выгодным…

— Какая выгода? Борский — предатель, а ГГС — глав­ный враг демократии в галактике, — сказал Волошский.

— Как только они настроят побольше кораблей в «коко­нах», они установят свои диктаторские порядки и в зонах разделённого управления… А затем перебьют всех нас. А через сектор Цианрок они хотят распространить свою заразу по всей Ассоциации… У нас остался последний шанс сохранить демократию в человеческом мире…

— Пока у нас нет оснований считать адмирала Бор­ского предателем. Необходимо дать ему возможность доказать свою невиновность, — ответил Довлатов. — Выслушав его, мы получим также шанс убедить ГГС вывести свой флот из сектора Цианрок. Я считаю так­же необходимым установление с ГГС дипломатических отношений…

— Признать режим Исполнителей? — возмутился Волошский. — Признать это неправовое государствен­ное образование? Да вы в своём уме?

— Признаём мы этот режим или нет, но, так или иначе, мы с ним считаемся… Мне бы не хотелось сей­час отвлекаться от рассматриваемого вопроса, — от­ветил Довлатов. — Я своё мнение высказал.

— Есть ли у кого-нибудь иные предложения? — спро­сил Фуллер. Ответом было молчание. — Значит, пора голосовать. Кто за силовое решение проблемы сектора Цианрок?

Джейкобс и Волошский подняли руки. Фуллер чуть заметно усмехнулся…

-— Кто за мирные переговоры? — председатель под­нял руку. Но присоединился к нему только Довлатов…

Фуллер был потрясён настолько, что это отразилось на выражении его лица.

— Господа наместники, — сказал он нетвёрдо, — иные предложения на голосование не выносились. У меня к вам просьба высказать своё мнение…

Химмельштейн смотрел в центр стола. Такомару и Торлендсен переглядывались между собой и явно ко­лебались…

— Кто из вас против обоих предложений? — спро­сил Фуллер дрогнувшим голосом. На физиономии Джейкобса начала появляться довольная ухмылка, но Волошский быстро стёр её взглядом.