Приключения в галактике

Вот так. Просто и без обиняков. И ни одного шанса. Капелло почувствовал, как его кровь начинает кипеть. Он не пойдёт в тюрьму! У него есть последний, микро­скопический шанс уйти с честью… И прихватить кое- кого с собой.

— Я понял, — сказал он вполне отчётливо. — Я всё расскажу. Только у меня в горле пересохло.

Эшли с той же полуулыбкой указала глазами на сто­лик с графином. Капелло прикинул расстояние. До неё около трёх метров. Охрана его изрешетит, сделай он одно лишь неверное движение… Но не всё ли теперь равно?

Стараясь не выдать волнения, Капелло подошёл к столику. Он не заметил жеста, который Эшли подала охране… Бывший наместник обхватил горло графина рукой и внезапно бросился на неё, метя увесистым со­судом в голову… И ожидая избавительных выстрелов.

Но раньше, чем его рука успела описать полукруг, Исполнитель Звёздных Крыльев сделала скользящее движение вперёд и отвесила ему пощёчину.

Капелло, как мешок, без сознания упал на пол. Гра­фин с глухим стуком откатился в сторону.

Охрана продолжала стоять с невозмутимым видом. Гусев обернулся и поднял брови, но ничего не сказал. Эшли смотрела на поверженного противника и пока­чивала головой из стороны в сторону.

Исполнитель Звёздных Крыльев вполне могла быть довольна собой. Убивать Капелло она и не собиралась, тем более что никакого вреда ей причинить он не мог. А тактика провоцирования агрессии сработала безуп­речно.

Эшли вспомнила, как Кэттон пробовал подражать её манере на разборе дела Снайпса. У него получилась лишь первая фаза…

Она — не Кэттон. Она может обойтись без единой капли крови. И умеет точно рассчитать силу, если нуж­но. Капелло лежал пострадавшей щекой кверху, и Эшли могла оценить результат удара. Кости черепа не пост­радали, хотя отпечаток ладони на щеке был вполне отчётливым. Капелло, Капелло… Знал он или нет, что перед ним один из лучших бойцов галактики, а способ самоубийства выбрал «неплохой». Хорошо, что она почувствовала подвох в его просьбе, хотя и не разоб­ралась во всём немедленно.

Гусев продолжал стоять в той же позе, только его правая рука медленно поднялась и указала на бывшего наместника.