Приключения в галактике

Эта мысль заставила его тряхнуть головой и сжать зубы покрепче. Они ведь этого и добиваются! Но это­му не бывать… И тут Снайпс поймал себя на мысли, что не совсем-таки понимает, чего — этого и кто — они. Задача свести человека с ума перед трибуналом ГГС явно не стоит. Что же касается Высшего Исполнителя, Кэттона и иже с ними, то они наверняка заняты настоль­ко, что даже не вспоминают о каком-то осуждённом.

Теперь Снайпс хотел улыбнуться, но… не получи­лось. Получилось со второго раза, когда он подумал: смешно, если не можешь даже улыбнуться. Он тряхнул головой ещё раз, и на душе стало чуть легче… Или всё- таки показалось?

В полдвенадцатого в изолятор прибыл транспорт, и Снайпс в сопровождении двух охранников отправился навстречу своей судьбе.

По пути он уже ни о чём не думал, глядя то на блес­тящий пол камеры, то на тёмно-фиолетовое крыло ис­требителя сопровождения, на котором красовался герб ГГС, а рядом — эмблема Звездного Ветра. Как хорошо неё начиналось…

Без одной минуты двенадцать он был в Зале Трибу­нала. Свидетели— пилот, механик лодки-невидимки и напарник Снайпса — кивнули ему все вместе, одинаковым жестом, и что-то в их глазах заставило Тома от­вернуться… Он сел на скамью подсудимых (напротив трибуны обвинителя) и оставшиеся двадцать секунд смотрел на циферблат огромных часов, находившихся под гербом ГГС на противоположной стене. И вот, ровно в 12.00, в зале появились они — в данной ситуа­ции вершители судеб.

Они одновременно заняли свои места.

В центре — на месте председателя — как всегда, рас­положился Высший Исполнитель. Как обычно, он был в тёмно-синем мундире с золотыми пуговицами, на каж­дой из которых можно было разглядеть герб ГГС. На его погонах сияли тройные золотые уголки и двойные восьмиконечные золотые звёзды — знаки отличия ад­мирала флота. Когда садился на своё место, его взгляд на какую-то долю секунды встретился с взгля­дом Снайпса. Тому показалось, что этот взгляд про­ник в самые отдалённые уголки его души, выведал всё, что возможно и невозможно.