Приключения в галактике

Если Капелло пойдёт в атаку, я не хочу, чтобы из-за его глупости про­лилось много крови. От вас требуется всего ничего: вы появляетесь перед флагманом Капелло, МЕТКО пус­каете по нему пару «василисков» и возвращаетесь на­зад. Вопросы есть?

Хок посерел.

— Нет! Я не согласен! Да и у вас ничего не получит­ся! — заявил он.

— Почему же?

— Думаете, мы не думали о «василисках»? Так вот, при попытке транспространственного перехода они взрываются! Так мы потеряли два корабля.

— Ай-ай-ай, капитан. Нехорошо ведь так. Почему вы не рассказали мне сразу? — Эшли покачала голо­вой. — А если бы лететь пришлось не вам? Смотрели бы, как человек идёт навстречу смерти, и молчали бы? Так?

Тед молчал, поджав губы.

— Значит так, капитан. Обеспечение переноса «ва­силисков» мы берём на себя. Иные изменения в перво­начальном плане не требуются. Верно?

— Я не знаю… Как вы справитесь…

— После вашего полёта мы узнаем, — Эшли усмех­нулась. — Будем надеяться на лучшее.

«Хитрая сволочь, — подумал Хок. — Своих не хо­чет подставлять». «Не хочу, чтобы пролилась кровь»… А на его жизнь ей наплевать! И деваться-то ему вроде некуда. Но всё-таки он задал глупый вопрос:

— А если я откажусь?

Эшли пожала плечами.

— Откажетесь от повышения? Я хотела бы напом­нить вам, капитан, что в данный момент вы находи­тесь под стражей по нешуточному обвинению. Этого обвинения достаточно, чтобы отправить вас в изоля­цию на всю жизнь. Нужно ли что-нибудь ещё объяс­нять? Выбор за вами.

Хок угрюмо на неё посмотрел. Кнут и пряник, тре­тьего не дано. Он скорее всего погибнет, если полетит, но шансы всё-таки есть… И если он выживет, то Эшли сдержит слово. В этом Тед ничуть не сомневался. Да и в случае гибели у него хотя бы останется доброе имя. А если отказаться? Исполнители ГГС никогда не испы­тывали жалости к преступникам и всегда следовали Уставу (ими же принятому). Согласно Уставу, его бу­дут судить. А согласно другой «книжке» — Общему Кодексу — его «запрут», то есть приговорят к пожиз­ненной изоляции. Достойную замену смертной казни придумали, нечего сказать!