Приключения в галактике

Ждать, однако, пришлось недолго. Секунды три.

— Ну и кто ты такой? — спросил тот же солдат. В его голосе звучала некоторая заинтересованность.

— Человек, — ответил Снайпс, стараясь быть как можно спокойнее. Но всё-таки нотки раздражения про­рвались наружу, и это не осталось незамеченным.

— Человек — это звучит гордо, — усмехнулся тре­тий, на погонах которого были красные уголки капра­ла. В его глазах какую-то долю секунды светилась иро­ния, но через мгновение лицо стало каменным.

— Вижу, что не обезьяна, — процедил он сквозь зубы. — Будешь по-хорошему отвечать или как?

Снайпс понял, что допустил ошибку. Два с полови­ной года не прошли даром. Он явно порастерял опыт общения с солдатами ГГС. Ну что ж, отступать поздно.

— Или как? — Снайпс посмотрел из-подо лба.

Все пятеро расхохотались. Том чувствовал себя так, как будто на него вылили чан помоев.

На лестнице раздались шаги, и все замолчали.

Показался налётчик с заломленными за спину рука­ми в наручниках. За ним спускались лейтенант и рядо­вой.

Капрал отдал честь.

— Осмотр завершён, сэр. На этом этаже нет никого живого.

Лейтенант кивнул и спросил:

— Узнаёте?

Капрал посмотрел на верзилу и удивлённо присвис­тнул:

— Да это же Большой Бык! В форме!

Здоровяк угрожающе засопел, и лейтенант весьма красноречиво ткнул его стволом пистолета в бок.

— И кто его так? — капрал посмотрел на огромную шишку на лбу налётчика и рассеченную кожу.

— Этот, — лейтенант кивнул в сторону Снайпса. — Уведите их.

Тома и верзилу четвёрка повела вниз, а лейтенант и двое рядовых остались на третьем этаже.

Лестница выходила в какую-то комнату, и перед гла­зами Снайпса предстала страшная картина.

Должно быть, эта комната являлась лабораторией физики, судя по наличию каких-то сложных приборов (каких именно, Том не знал) и множества мониторов на стенах. А на полу…

На полу лежали в крови те, кто со всем этим обору­дованием работал. Одного беглого взгляда хватило, чтобы понять, что нападение было внезапным и смер­тоносным. А также то, что налётчики избегали стре­лять, словно здесь находились большие ценности.