Приключения в галактике

Показаний Кейси, десантников и самого Снайпса хватило, чтобы мгновенно исключить его из рядов Звез­дного Ветра и взять под стражу. Против него было выдвинуто обвинение в предательстве и содействии врагам ГГС — самое страшное из всех существовавших. Такое преступление ранее каралось смертной казнью. Затем Высший Исполнитель ГГС —«человек, который знает о людях всё» — заменил смертную казнь на тер­ритории ГГС на эквивалентную меру — пожизненную изоляцию от человеческого общества. Снайпс помнил обоснование, которое лидер ГГС давал своему реше­нию, и от его логической безупречности и беспощад­ности Том чувствовал «мороз по коже»… Особенно те­перь, когда ему самому придётся испытать это на себе…

…Общество не убивает тех, кто показал себя недо­стойным жизни среди людей. Оно от них избавляется, оставляя их в живых. Но мера пресечения действитель­но должна быть карой. Смерть же несёт только избав­ление. А осуждённый должен прочувствовать суть на­казания. Должен раскаяться. И осудить себя сам.

А это возможно лишь в условиях изоляции. Заклю­чённому не остаётся ничего, кроме как ВСПОМИ­НАТЬ. Вспоминать, какой его жизнь была. Размыш­лять о том, какой она могла бы быть, не соверши он преступление. Осознавать, чего он себя лишил. И, на­конец, осознавать необратимость произошедшего. Рас­каяться… И отчаяться.

Поистине эквивалентная замена! Снайпс вспомнил, как отдельные правозащитники Коалиции пробовали утверждать, что «смертная казнь гуманнее». Служба идеологии и пропаганды ГГС в ответ назвала их лице­мерами. Высший Исполнитель тогда сказал, что «не зная ценности жизни, невозможно понять сущность смерти».

Единственное, что знал осуждённый — это то, что остаток жизни ему придется провести в камере-кубе 3x3x3 метра со всеми приспособлениями и устройства­ми, обеспечивающими жизнедеятельность… но ему так­же сообщалось, что никогда более он не сможет уви­деть ни одного человека. В камере также не было устройств, которые могли бы обеспечивать связь с вне­шним миром, и не было часов.