Приключения в галактике

И в голове Тома сложился чёткий и ясный план. Как это он раньше не догадался?

— Ну, Томас Джеральд Снайпс, я уверен, что ты зна­ешь много интересного и хочешь со мной поделиться. Так ведь?

Хок усмехнулся, и это заменило слова «если хочешь жить».

Снайпс рассказал лишь о том, как он сбил истреби­тель Гетфольтера, но Хока больше ничего не интересовало. Капитан чуть не подскочил на стуле, когда Том поведал о коробочке. Он пробормотал себе под нос что- то вроде «да ты герой!» и вышел из палаты, не задавая больше вопросов, чем весьма удивил Снайпса.

…Тед Хок, разумеется, позаботился, чтобы палату не прослушивали, но понял, что оставлять здесь Снай­пса дальше опасно. Неизвестно, сколько он проживёт… Он ведь ещё очень плох, как сказали врачи. Кризис на­верняка впереди… Капелло перехватил копию компак­та, и показания этого доходяги — единственное, что Хок сможет предложить ГГС. Надо исправлять допу­щенную ошибку. Для Капелло Снайпс мёртв. Майкл в этом поможет…

Губернатор Периш, услышав рассказ Хока, закатил глаза и расплылся в кресле.

— Теперь-то ты понимаешь, что от этого Томаса Джеральда Снайпса зависит наша жизнь? — Хок неми­гающе смотрел Перишу в глаза. — Ты знаешь, что Ка­пелло псих, и псих опасный. Он действительно будет воевать с ГГС и проиграет. Тогда-то нам всем придёт конец. Но если мы отдадим ГГС этого зека, нас не толь­ко оставят в живых, но могут даже не снять с наших кресел.

Периш заметно помрачнел.

— Похоже, мы серьёзно влипли. Я никак не могу прийти в себя после того, что мне сказали…

— Я понял, — Хок кивнул. — А Снайпса надо спря­тать подальше. Сможешь?

— Постараюсь, — губернатор развёл руками.

Хок побледнел и задрожал, а затем сдавленно про­шипел:

— Постараешься? Стараться будешь на Ты смо­жешь. Ясно?

Губернатор отвёл глаза.

— Ясно. В последнее время у меня нет выбора.

Хок спохватился. Ссориться с Перишем в такой от­ветственный момент нельзя.

— Извини, Майкл. Я сорвался. Но я действительно не хотел. Капелло…

Периш кивнул и сказал:

— Я понимаю. Твоего Снайпса спрячут прямо сей­час.