Посланники Андриолы

Кожистые складки покрывали череп и спадали капюшоном на плечи. Мощные плечи с развитой грудной клеткой бугрились мышцами. Начиная от талии кожистая складка, как юбкой прикрывала тело до самых икр мощных ног со ступней, три пальца которой соединены мощной перепонкой, а четвертый с когтем, втянутым в сустав, был над самой пяткой. Ни одного звука не проронила толпа окружавших ее существ, ни одного угрожающего движения. Она подробно оглядела близстоящего, но стоило ей протянуть руку, как тот отступил назад медленно с достоинством, или ей просто показалось в этом зыбком густом зеленом тумане. Только теперь она ощутила озноб по всему телу. Мокрые волосы липли к телу, зубы застучали. Она попробовала согреться, делая упражнения, усвоенные на Ырфе в период подготовки на конкурс. Она вспомнила все, чему научилась в это тяжелое время. Выжить в самых экстремальных условиях было для нее легкой задачей. По телу побежало тепло. Собрав волосы в тугие спирали, она отжала лишнюю влагу, затем попробовала расчесать их, пропуская между пальцев. Прилипая к разгоряченному телу, они укрыли ее тело как покрывалом. Что бы она ни делала, толпа не издала ни одного звука. Они только пучили на нее свои непомерно большие глаза, да отступили, оставив ей большое пространство для движения. Вдруг тот, что держал в руке светящийся жезл, собрал губы, если эти кожистые мешочки можно было так назвать, в длинную трубочку и чуть подняв голову к лунам, засвистел на разные лады. И как только затих последний сигнал, отдаваясь громким эхом, толпа начала уменьшаться. Задние уходили под сень деревьев, передние, пятясь, отступали назад. Только три фигуры остались стоять на месте. Ыка сама подошла к ним и стала вглядываться в их глаза, наклоняя свое лицо и даже присела на корточки. Они не уходили и не двигались. Она дотронулась до кожистого покрытия одного из них и тут же отдернула руку. Бугристая, влажная, неприятная, толстая, она на ощупь была еще хуже, чем на первый взгляд. Существо, до которого она дотронулась, вздрогнуло и, как ей показалось, опустило плечи, от чего показалось таким жалким, что Ыке стало неловко и она погладила его по голому черепу.