Посланники Андриолы

Я решила отвадить их, — и она включила что-то на корпусе робота.

Тот выкатился из помещения и все трое прильнули к экранам обзора. Головы оживились и вдруг все как по команде исчезли под водой. Робот добросовестно объехал весь плот по периметру и возвратился обратно.

— Что это было? — разглядывая робота, спросил Эль- Ней.

— Ультразвук, — ответила девушка. — Теперь они не вернутся.

Первый день разведки на планете подошел к концу. Без скафандров все трое собрались в самом большом помещении на платформе. Центральная передавала новости Андриолы, когда Эль-Ней включил силовую защиту плота на ночь. В заключение программы с Андриолы было сообщение о нескольких людях из галактики, которые прибудут на Озру. Эти люди — так называемые «уставшие жить» — был своего рода ритуал ухода из реальной жизни. По желанию, человек Галактики Андриола мог жить до 100 биологических жизней, но все же появлялись охотники уйти из жизни. Так вот, называя Дой-Тока стариком, это вовсе не значило, что старо выглядит, просто он жил седьмую биологическую жизнь, а его дочь четвертую, Эль-Ней только первую. Эта странная пара — отец и дочь — смущали дух юного Эль- Нея своей жизненной тайной, видимо, считая не обязательным посвящать его в это. В далеких экспедициях было традицией знакомиться с людьми, которые с тобой в контакте, и рассказывать о себе. Так в этот день Эль-Ней рассказал им о семье. О том, как отец с матерью познакомились, о своей еще короткой жизни. Эль-Ней вел дневник, как когда-то вел отец. Рассказывая о своей жизни, он словно прожил ее снова. Ночь прошла без происшествий и снова с восходом светила маленькая экспедиция отправилась на континент уже вместе с Дой-Арой. Все больше информации скапливалось на центральной базе. И вот, наконец, было разрешено работать без скафандров — это был праздник и к тому же — Дой-Тока ждали ученые для окончательного доклада Совету Андриолы относительно возможностей использования Озры как естественного зоопарка Галактики. Оставив роботов на плоту, все трое отправились на центральную, где всех ждал первый праздник.