Посланники Андриолы

Мелкие гады спасаются бегством, в панике

срываются и падают, падают как камнепад. Птицы мелочью не занимаются. Они достают безжизненное тело большой змеи и одним ударом клюва отрывают ей голову. Туловище, превращенное в бифштекс, поднимается к вершине горы, где гнездо этих птиц с одним птенцом. Рядом в трещине гнездо двух маленьких зверьков с двумя детенышами и в том и в другом гнезде пир — достаточно еды и взрослым и детям. Кровавые куски огромной змеи еще дергаются в судорогах и исчезают в утробе страшных птиц. Зверьки менее прожорливы, они облизывают кровь и аккуратно выедают белое мясо змеи, оставляя нетронутой кожу. Птицы их не трогают, а наоборот подбрасывают все новые порции. Когда зажегся свет, Рон-Ум с любовью смотрел на своих пленников. «Это кормильцы птиц и их отсутствие несет смерть птицам и их детенышу. Змеи каньона очень опасны и убить одну из них в их логове почти невозможно, так вот эти малыши выманивают змей, а все остальное ты видел. Зверьки очень дружелюбны и легко приручаются. Возьми их себе: так тебе будет веселее на далеких планетах, они едят все: фрукты, овощи, яйца». Видя мою нерешительность, он накинул на клетку платок и почти вытолкал из дома. Я разместил своих новых питомцев и занялся подготовкой систем корабля к отлету.

Перед самым стартом Рон-Ум появился у корабля, общими фразами попрощался с экипажем и, заговорщически подмигнув мне, сказал: «Хурсы сделают твое имя известным всей галактике», и стал спускаться по трапу. Хурсы истонь но вопили, когда Рон-Ум уходил. Тень от огромных крыль» ев закрыла лучи светила и едва мы успели осознать случившееся, как две птицы подхватили Рон-Ума и, поднимаясь вверх, разорвали его пополам, затем, пролетая над каньоном, сбросили хозяина планеты в скопление тварей, созданных им и природой.

Это известие Совет принял без особого трагизма. Поселение на планете было ликвидировано и ее судьба была решена. Она снова стала девственной. Я очень полюбил моих зверьков и стал выпускать их из клетки. Они так радовались свободе и не убегали далеко, так что я со временем вовсе перестал их изолировать.