Посланники Андриолы

Жрец так и замер в той позе, в которой упал. Перепуганные стражи с криками выбежали прочь, оставив Звезду и ее служанку в весьма опасном обществе огромной кобры.

Звезда в ужасе попятилась в нишу, где были ее костюмы для танцев, а служанка словно окаменела не в силах двинуться с места. Кобра, не спеша вытаскивая из ларца свое огромное тело, двинулась к служанке. Та не шелохнулась. Змея, свернувшись в спираль, подняла свою голову с распущенным капюшоном на уровень глаз служанки, шипя и раскачиваясь, заглянула в лицо своей жертвы. «Мерцающая Звезда» охнула и потеряла сознание.

Вил-Мар не мог допустить убийства пожилой женщины и мгновенно силой гипнотического воздействия заставил змею замереть. Затем все шпильки и острые ритуальные кинжалы сами воткнулись в голову смертоносному подарку и уже без признаков жизни она обмякла у ног пораженной служанки. Исход трагедии ее поразил больше, чем неизбежность смерти. Наконец поняв, что она чудом спаслась, бросилась к «Мерцающей Звезде» и дико заорала, от чего зазвенели все украшения на подставках с костюмами. Вбежали черные воины храма, а затем жрецы храма. Жрецы бросились к бездыханному телу Верховного жреца, черные воины к змее и изрубили уже не опасное тело на куски своими острыми мечами. Служанка привела в чувство «Мерцающую Звезду» и рассказала о случившемся жрецам, среди которых было замешательство, граничащее с паникой. Все ларцы были тщательно осмотрены и Звезде было предложено перебраться в свое новое жилище на куполе.

Слуги до самого утра переносили ее вещи в новое помещение. Смерть Верховного жреца решено было держать в тайне до конца празднеств. Служанка не отходила от своей госпожи и все рассказывала, как змея посмотрела ей в глаза и не стала убивать и что все шпильки для волос, какие только были у жрицы, вонзились сами в голову кобры. Звезда качала головой не в силах этому поверить, но ни в одном наряде действительно не было шпилек для крепления ее замысловатых причесок к каждому из танцев. Уже с восходом солнца черный воин принес груду булавок и кинжалов, извлеченных из головы кобры.