Посланники Андриолы

Лучшего места для лагеря экспедиции было невозможно и придумать. Вскоре три надувных серебристых купола раскинулись у подножия горы. Биоанализаторы показывали, что атмосфера планеты пригодна для жизнедеятельности пришельцев, но закон освоения не позволял работать без защиты на новой планете без окончательных комплексных анализов, а известны были лишь общие данные, доставленные роботами-разведчиками при облете планеты Озра по ее орбите. Еще не зная, что ждет впереди, все были настороже. Киберы обеспечили нашу безопасность в куполах и собирали станцию связи с Андриолой и центр компьютерной памяти для систематизации исследований. В этот период пребывания на новой планете не разрешалось одиночно покидать лагерь ни под каким видом, но и тут Дой-Ток ухитрился попасть в щекотливую ситуацию. Наблюдая на экране подступы к куполам, он заметил у ближайшего к шлюзу скопления зарослей какое-то движение. Он забыл обо всем на свете и стремглав бросился в шлюз, и уже у самого края зарослей Эль-Ней догнал своего друга, который с интересом разглядывал животное, объедающее листья с растения, которое им из купола казалось кустарником, но сейчас поняли, что ошибались. Это были огромные деревья: весь ствол с огромными голыми корнями заполняли большие ямы и лишь крона едва поднималась над поверхностью плато. Огромные листья могли свободно выдержать животное, раза в три превышающее любого из андриольцев. Была видна лишь спина животного и его хвост, петлей охвативший толстую ветку. Голова и живот были не видны. С самой кромки обрыва Дой-Ток пытался заглянуть под крону и, потеряв равновесие, заскользил по осыпи вниз, увлекая за собой каменный обвал. Силой телекинеза Эль-Ней вырвал незадачливого друга где-то на трети пути ко дну. Грохот усиливался, когда оба снова стояли у края пропасти, но и тут их ожидал сюрприз. Зверь, встревоженный грохотом, поднял из-под листа свою голову. При его виде у андриольцев дрогнуло все внутри — это был необычного вида хищник с огромной головой, его челюсти двигались, пережевывая остатки пищи, красная жидкость стекала из уголков его пасти.