Посланники Андриолы

У вас нет страха за своих близких, особенно детей и поэтому вы глухи к гибели на других планетах. Вы спасли животных на Озре, но глухи к гибели землян и обитателей Черного треугольника. Вы спешите с помощью на любую планету с другими формами разума и не хотите спасти землян, которых сами создали. Вы не знаете горя, не знаете и сострадания», — она перевела дух и продолжала:

«Знаю, Эль-Ней, что тебе больно и тяжело сейчас. Я отказалась от очередного обновления и откажусь от полного воспроизведения моего тела. Много причин есть для этого. Я не увижу смерти моих детей и не хочу видеть твоих слез в последний миг моей жизни. Прошу похоронить меня на родной планете. Знай, что я не передумаю, и твоя мать пыталась меня много раз отговорить. Единственно, что страшит меня — это плен на планетах Черного треугольника. Я прожила счастливую жизнь, которую не могла бы мне дать ни одна планета галактики, и все же некоторые понятия о жизни за пределами Большого кольца Андриолы вам не мешало бы пересмотреть. Посмотрите на Землю не с позиций создателей, а с позиций сострадания к себе подобным. Люди для вас смертны и ничтожны в своих попытках выжить. Войны и болезни опустошают континенты, а вы проповедуете невмешательство. Вам нужно узнать ощущение горя, может быть тогда что-либо изменится. Ухожу из жизни добровольно и прошу не мешать мне в этом.

Прощай, любимый, и прости меня за боль и такую короткую любовь в твоей длинной жизни …»

Эль-Ней плакал, не скрывая слез. С последним ее дыханием он ощутил ту пустоту, которая теперь будет окружать всю его жизнь. Он со своими победами и сомнениями будет один как астероид в холоде космоса.

Энергетический сгусток поднялся над телом и с высоты Ыка увидела свое тело, склоненного Эль-Нея и его мать. Ей стало так легко и светло после тех минут темноты, пока она неслась по черному коридору к небольшому светлому пятну в конце его. Ее жизнь показалась такой незначительной по сравнению со смертью. Все девять дней она чувствовала, что что-то удерживает ее около тела.