Посланники Андриолы

Затем высунул из жижи голову и глотнул воздух. Грязь мешала видеть и Матвей тряхнул головой, отчего слега, держащая сундук и теперь еще его тело, затрещала. Матвей увидел, что края ямы, держащие слегу, начинают оседать. Что-то очень сильное и беспощадное снова потянуло Матвея за ноги. Матвей одной рукой держался за слегу, а другой вытаскивал сук из петли, держащей под водой сундук с сокровищами. Слега снова затрещала, и тут петля соскользнула со слеги и Матвей, собрав все силы, подтянулся и лет животом на слегу, словно сила, держащая его за ноги, ослабла и дала ему возможность к спасению. Уже лежа на краю ямы, Матвей слышал, как клокочет вода в яме, унося сундук в неведомые глубины болота. Один край ямы, где была слега, обрушился и теперь только один ее край торчал из ямы с водой. Еще не веря в свое опасение, Матвей осознал, что сокровища потеряны навсегда.

В монастырь он приехал злой и хмурый и, пошептавшись с настоятелем, отправился спать. События последней недели унесли много сил и перед дальней дорогой нужен был отдых. Матвей просиал двадцать четыре часа, и снова великан снился ему.

Настоятель передал Матвею широкий кожаный пояс, почти в две ладони шириной, и он был так тяжел, что Матвей засомневался, сможет ли он проделать дальнейший путь, не снимая его, как настаивал глава монастыря. Пояс был набит золотыми монетами и дорогими украшениями, и настоятель знал, что в подвалах монастыря их достаточно, чтобы помочь спасти не только его племянника.

Михаил был уже в лодке, когда Матвей появился в сопровождении настоятеля. В домике на Лысой сопке Михаил снова затосковал и захотел увидеть Ульяну. Матвей знал, что необходимо помешать встрече Михаила и Ульяны. Он знал, что через 9 месяцев после встречи с Михаилом Ульяна родила сына. Это был его сын, ведь больше отчим к ней не приставал. Пробитый череп словно сделал его другим человеком. Он стал смирным и горячо молился богу, словно замаливал только одному ему известный страшный грех. Ребенка Ульяны принял как своего.