Посланники Андриолы

Последние два года Матвей, здоровый детина, спасший мальчика, сильно болел и потому корабль не мог их увезти. Лихорадка свалила Матвея неожиданно. Михаилу было уже 16 лет, и он пошел через тайгу в поселение за подмогой. Поздней ночью он постучался в ворота крайнего дома. Если бы не огромный пес, он так и не дошел бы сюда, блуждая по дремучим лесам округи. Пес Ураган был ему верным другом уже два года их пребывания на заимке и увязался за ним, когда Михаил уходил.

За воротами дома залаяли собаки и вскоре сонный голос хозяина глуховато спросил Михаила, чего надо? Ворота пропустили ночного гостя с собакой во двор и затем вслед за хозяином в дом. Неяркий свет свечи падал на стол, заставленный мисками с едой и остатками поздней пирушки. Хозяин осмотрел Михаила и, озабоченно крякнув, показал на лавку около стола. Затем налил стакан беловатой жидкости и дал Михаилу. Долгий и тяжелый переход отняли много сил, и жажда и голод давали о себе знать. Сделав огромный глоток жидкости, Михаил задохнулся и, корчась в кашле, свалился на пол. С полатей раздался смешок и под самым потолком показалась голова. Хозяин чихнул, посадил Михаила за стол и заставил поесть. Допив молоко, Михаил рассказал о цели своего прихода подробно. Подтолкнув Михаила на полати, хозяин пошел спать на сеновал, пообещав утром пойти вместе с Михаилом к Матвею. В избе было тихо и темно. За печкой стрекотал сверчок. Лежа на кожухах, Михаил ощущал, что на полатях он не один и поэтому сон не брал его. Кто-то ворочался и кряхтел рядом. Потом старческий голос попросил: «Улька, подай воды» и Михаил почувствовал, что через его ноги кто-то прополз и спустился на пол. Загремело ведро и ковш с водой поднялся к потолку. Михаил едва различил, как рука в белой рубахе взяла ковш и кто-то жадно стал пить воду, кряхтя и причмокивая. Затем Ульяна, а это уже Михаил понял, поднялась на полати и не стала переползать по ногам на прежнее место, а устроилась около него. Так что он оказался между ней и еще кем-то.

— Ты кто? — спросила Улька.