Посланники Андриолы

Та, словно во сне, старалась отвести от лица щекотавшие пряди и неожиданно села на кровати, не выпуская из рук волосы. Копна волос рассыпалась по ее плечам, спине и груди. Темные у самых корней волосы, словно светлея, шли к концам прядей. Словно не веря рукам, Ыка трогала голову со всех сторон и даже ущипнула себя, поморщась от боли. Глаза ее засияли, по бледному худому лицу разлилась улыбка. Она искала глазами Лою и Кетцу. Они были рядом, из глаз обеих струились слезы.

На следующий день больницу облетело сенсационное сообщение. У больной великанши за одну ночь выросли длинные седые волосы. Ыка оживала на глазах. И вог наступил день, когда ее увидит вся планета. Телевидение уже подготовилось к показу, когда в музыкальном салоне, битком набитом учеными и журналистами, появилась с террасы Ыка в окружении врачей. Буря разноречивых чувств овладела Ыку, поднялся такой стрекот камер и фотоаппаратов, что в первые минуты нельзя было ничего разобрать. Кроме того, что ее снимали со всех сторон, ем задавали вон росы, на которые она не отвечала, и старались до ее дотянуться, все еще не веря своим глазам. Врачк были сбиты с толку неожиданным интересом к Ыке со стороны организации, изучающей НЛО. Более часа терпела Ыка это окружение, но вот погасло освещение и гости покинули салон. Она снова подошла к тому зеркалу, что повергло ее в такое отчаяние, и осталась очень довольна своим видом. Густые светлые волосы каскадом спадали до самых колен, только стали они светлыми, что еще больше оттеняло ее смуглую кожу и огромные черные глаза. Ей показалось, что под смуглой кожей появился румянец или краска стыда за то удовольствие, которое она получила от своего отражения. Она снова обернулась и увидела собачку и старую женщину, с восхищением смотревшую на нее. Ыка улыбалась, показывая два ряда жемчужно-белых зубов, радость захлестнула Ыку и в порыве счастья бытия она подхватила женщину под руки и, оторвав от земли, закружила по зале. Собачонка залилась лаем, испугавшись за свою хозяйку, да и сама женщина была поражена силой девушки, словно пушинку кружившую ее в воздухе.