Посланники Андриолы

Урчание мотора и воды за кормой привели Ыку в сознание и снова Лоя и Кетца были рядом и все повторяли свою просьбу собрать все силы и телепортироваться на склон горы, где лежал остов военного корабля, выброшенный смерчем. Там уже побывали спасатели и все трупы были вывезены, гак что Ыке не будет грозить опасность попасть в госпиталь, где она станет предметом сенсации. А как же иначе? Чернокожая, рост которой почти три с половиной метра, когда на планете едва наберется с десяток людей — вернее спортсменов, росг которых едва достигает отметки два с половиной метра.

Ыка сейчас представляла жалкую картину. Роскошные черные волосы, доходившие ей до колен, были спутаны, забиты песком, водорослями, сучками растений. Маленький краб нашел в них убежище и теперь с опаской смотрел на струи воды, скользящие с шумом вдоль борта лодки.

Плед едва прикрывал Ыку. Плечи, руки и ноги были открыты. Из-за своего роста она была уложена на площадку вдоль борта, и несколько пар сильных рук придерживали ее, чтобы она на ходу не свалилась. Лодка неслась на большой скорости, но море было не совсем спокойно, так что на гребнях лодку подбрасывало и накреняло. Пострадавшая не приходила в себя, и это беспокоило Кетцу и Лою больше, чем врача, не выпускавшего запястья Ыки. Наконец лодка достигла берега, и Ыку вместе с остальными пострадавшими поместили в очередной вертолет и отправили в госпиталь. Летели недолго, и всю дорогу незримо были около Ыки — Кетца и Лоя. Вертолет опустился на площадку, где уже разгружались несколько таких же машин. Люди с носилками спешили от вертолетов к корпусам больших белых построек, амфитеатром раскинувшимся на склоне горы со снеговой вершиной.

Ыка пришла в себя ночью и, еще не осознав, что с ней произошло, услышала шепот голосов, которые были ей знакомы. В слабо освещенной комнате никого не было, приборы стрекотали своими датчиками. Ыка увидела свои темные руки, лежащие вдоль тела на белой простыне. Они показались ей худыми и беспомощными. Ыка лежала с широко открытыми глазами, и постепенно мерцающий мираж силуэта двух женщин вернул ей память последних событий.