Посланники Андриолы

Собачка залилась радостным лаем и, подскочив вверх, лизнула родную руку. Слезы беззвучно струились по грязной сморщенной щеке женщины, и молодой спасатель, не выдержав, попросил остановиться. Как только носилки опустили, собачка запрыгнула на них и прижалась мокрой мордочкой к лицу женщины, слизывая грязь и слезы. Женщина прижала собачку к себе и носилки понесли к вертолету. Даже санитары в смущении опустили головы, укладывая носилки в салоне с этой парой, уцелевшей в этой страшной трагедии.

Ыка лежала на мокром песке и не приходила в себя уже много часов. Кетца и Лоя были рядом все это время. Октаэдр был уничтожен разрядом молнии, но жизнь Ыке он спас. Кетца и Лоя не теряли надежды, что Ыка придет в себя. Единственное, что их пугало, это появившийся вертолет со спасателями на борту. Небесная стрекоза уже долго кружила над одиноким пляжем и теперь с разворота пошла на посадку со стороны моря. За небольшой песчаной полоской круто вздымался берег, и пилот, здраво взвесив все за и против, не решился на посадку и, едва спустившись к пляжу, снова взмыл вверх. Затем завис над местом, где лежала Ыка, сбросил тюк и затем лесенку по которой спустился человек. На пляже он подбежал к телу и весьма удивившись, взял запястье Ыки своими тонкими белыми пальцами. Затем он проговорил в коробочку несколько фраз и вертолет исчез. Быстро распаковав содержимое тюка, человек снова склонился над Ыкой. Много усилий ушло на то, чтобы перекатить великаншу с черной кожей на плед и завернуть обнаженное тело хотя бы частично. Затем он сделал ей несколько уколов и дал что-то понюхать, после чего подложил ей под голову оболочку тюка. Ыка постепенно приходила в себя. Человек удовлетворенно крякнул и снова взял Ыкино запястье. Со стороны моря послышался шум мотора и человек дал выстрел из ракетницы, так как уже темнело. Лоя и Кетца снова и снова шептали Ыке о телепортации, но она все еще была слаба и едва осознавала себя. Катер подошел к берегу и несколько человек, едва передвигая ноги по мокрому песку, втащили Ыку на палубу, удивляясь ее гигантскому росту и весу.