Посланники Андриолы

Совет предусмотрел все. И теперь покорная, она стояла во весь свой исполинский рост на смотровой площадке, где когда-то садился личный вертолет владелицы дома. Эль-Ней пункт за пунктом объявил ей приговор Совета и перечислил все ее преступления.

Она покорно ждала смерти. Ее жизнь промелькнула перед ней в одно мгновение.

— Прошу перед смертью об одной милости, — прошептала она. — Поцелуй меня… я заслужила твою ненависть, но рассчитываю на твое снисхождение. Ведь ты же влюблен в Ь1ку и примешь мое раскаяние? Я умру с мыслью, что хоть ты меня простил.

Большая слеза покатилась по ее щеке не портя ее красоту и совершенство лица.

Эль-Ней понял, что это тот самый момент, когда он узнает о своей Ыке.

— Я тебя простил и душой и сердцем, но за что страдает невиновная Ыка? Если ты хоть что-то знаешь, где она, скажи?

— Целуй меня и ты все узнаешь!

Он коснулся ее губ и вся вздрогнув, она произнесла:

— Ищи ее здесь, сердце тебе подскажет, — она показала глазами на океан, где зарождался страшный смерч, названный людьми красивым женским именем, приносящий беды и разрушения.

Эль-Ней включил систему уничтожения плоти, и Да-Бара распалась на мельчайшие атомы, которые уже никогда не соберутся вместе.

Ыка летела на планету Хемра и ее движение было похоже на искрящийся след падающей звезды. Октаэдр чуть подрагивало, мысли об Эль-Нее не покидали ее. Невидимая, ограниченная параметрами октаэдра, она не думала о своем месте посадки на новой планете. Резкий толчок вывел Ыку из задумчивости. Она восприняла это изменение в движении как время для материализации. Кромешная тьма окружала ее со всех сторон. Упругие вихревые потоки со свистом и стоном увлекали ее тело в искрящемся контуре октаэдра в бешеный водоворот воздушного вихря. Скорость вращения нарастала, воздух становился упругим. Ыку затягивало в самую середину смерча. Перегрузки навалились на нее с такой неожиданностью, что она едва соображала, что с ней происходит. Тело вращало с такой быстротой, что казалось вот-вот сознание покинет ее.