Посланники Андриолы

Жеребец не стрижет ушами и его глаза, темные как ночь, с синим отливом зрачков постепенно закрываются отяжелевшими веками. «Один уже готов, — думает Хетчер, — а вот с этим еще нужно повозиться».

Все снова переходят к столу, где лежит андриолец. Он словно в параличе не может двинуть ни рукой, ни ногой и только глаза мечут молнии своим рубиновым блеском. Хетчер колдует над своим пациентом уже несколько часов и наконец биополе слабеет и пациент погружается в темноту. Жужжат приборы, мигают датчики, бегут по экранам синусоиды. Мягкие ткани уже отсечены от бедер, белеют кости тазобедренной сцепки, все сосуды под контролем. Лазерный скальпель режет сухожилия и отделяет конечности от тела пациента. Тележка увозит уже не нужные ноги андриольца. Обрубок человеческой фигуры выглядит нелепо на всем этом блестящем великолепии. Ни одного кровавого пятнышка на столе и инструментах, не каждая цивилизация может похвастать таким уровнем достижений в медицине. Хетчер довольно крякает и подходит к жеребцу и многочасовая напряженная работа над телом андриольца дает себя знать. Хетчер подходит к застекленной нише в стене залы, та распахивается, Хетчер проглатывает несколько разноцветных горошин и снова возвращается к подвеске с жеребцом. Хетчер одевает на голову легкую конструкцию наушников и переговорного устройства. Его подчиненные даже в конце залы слышат его малейшее распоряжение и его дыхание. Он ощупывает шею лошади там, где будет нанесено сечение. Неожиданно с потолка купола по его стенам пробегает каскад цветных огней и только Хетчер понимает их значение. Силовая защита прорвана и десант с Андриолы уже на планете. Рука дрожит от напряжения, лазерный скальпель ждет своего часа. Хетчер из-под лобья вглядывается в склоненные фигуры своих подчиненных. Они не ведают о надвигающейся опасности и он решается начать вторую стадию операции — «Кентавр». Он заносит свою руку со скальпелем над. гладкой полоской кожи, но рука его замирает и начинает опускаться под усилием невидимого врага.