Посланники Андриолы

В его мозгу прозвучал голос:

— После всего этого ты вернешься сюда в старом облике.

Хетч очнулся от звонкого девичьего голоса. Каскад брызг обрушился на его лицо. Вскочив на ноги, он увидел создание, которое показалось ему сном. В их племени не было таких красавиц, да и одета она была странно. Помня унижения и отвращения к нему женщин, Хетч вскочил и бросился бежать. Уже давно не слышалось голосов большой шумной компании молодежи, которая окружала их с девушкой, а он продолжал бежать, кончился луг, затем лес и Хетч вылетел на гладкое покрытие дороги. Мимо него в обе стороны проносились странные ревущие существа. Он хотел снова убежать в лес, но голос в мозгу унял первобытный страх. Ноги сами шли по обочине дороги и за поворотом перед Хетчем открылся город из больших красивых домов. Воспоминания прошлого уходили, он словно знал куда идти и вскоре остановился у большого дома и опустился на скамеечку около зеленого куста. Ноги ныли от усталости, сердце стучало, щеки горели огнем, пот струился по лицу и спине. Пальцы рук нервно подрагивали, он не узнавал их, но это были его руки. Раньше большие опушенные с тыльной стороны шерстью, сейчас они были узкие в кисти с тонкими длинными пальцами. Он ошалело смотрел на нежную тонкую кожу, через которую просматривались темные полоски сосудов. Он недоверчиво поднес ладони к самым глазам и рассматривал их, поворачивая то ладонями, то тыльной стороной. Сильные руки подняли его с места и, повинуясь, он пошел в темноту входа в дом. Оба молчали. Так он начал себя ощущать в новом мире. Он молчал и на все вопросы отвечал односложно, словно по подсказке. В семье кроме него было еще четверо человек. Отец и мать Хетча имели еще одного сына и вместе с семьей жил еще брат отца. Все эти понятия приходили к Хетчу постепенно. В этом мире у него было другое имя. Он быстро освоился, но теплых чувств к окружающим не испытывал. Когда он впервые увидел свое отражение в зеркале, его сковал страх, но убедившись, что стена не врет, Хетч еще и еще раз ощупывал глаза, уши, нос и наконец стал подолгу смотреть на себя в зеркало.