Посланники Андриолы

Черный пол как зеркало отражал фигуры в серебристых одеждах.

Тройной сигнал оповестил о начале церемонии. В центре зала из черного пола поднялись три стакана из прозрачного материала. Свет был притушен и в густом полумраке лишь стаканы были ярко освещены. Там внутри все в паутине датчиков находились три человека. Стакан был так узок, что человек не мог шевельнуться, да и любое движение внутри было бесполезно и лишь болезненно. Глаза всех трех были закрыты и лишь дыхание поднимало грудь, указывая, что они живы и в глубокой коме. Огромные серебристые иглы торчали из черепа каждого из трех пациентов доктора Хетчера. Он по очереди обошел все три стакана, едва протискиваясь между ними. Было слышно, как работают камеры, да шаги Хетчера. В безмолвной тишине прозвучал сухой голос Хетчера, словно зашуршала сухая трава под ветром. Одновременно трое обреченных открыли глаза. Хетчер взглянул в лицо своей жертвы. Это был капитан корабля «Иззия» — Ди-Ман. Эль-Рад видел его не один раз и теперь вглядывался в его лицо, незримо стоя за спиной Хетчера. Тот был так мал ростом, что стаканы из пола вышли лишь на треть роста андриольцев. Хетчер постучал костяшкой пальца о стенку стакана, как по аквариуму с рыбками, пытаясь привлечь внимание находящегося внутри пленника. Взгляд Ди-Мана стал осмысленным. Ярко-рубиновые глаза вспыхнули гневом. Хетчер стал нажимать клавиши на пульте стакана. На иглах воткнутых в череп Ди-Мана заплясали искры разрядов, лицо исказила боль, веки тяжело опустились. Эль-Рад уже знал, что Хетчер раздражителем воздействует на подсознание пленника с целью воспроизвести картины прошлого. На потолке вспыхнул экран, где заструились разноцветные разводы, сливаясь в картины, проплывающие с большой быстротой. Хетчер колдовал у пульта, щелкая датчиками. Эль-Рад контролировал его действия, готовый в любую минуту прийти на выручку Ди-Ману. Просто созерцать все происходящее не было времени, и Эль-Рад стал, система за системой, изучать все, что окружало Ди-Мана. Остальные уставились на потолок, где все четче проступали картины внутренних помещений космического корабля.