Посланники Андриолы

Эль-Ней хотел исчезнуть с Озры, не привлекая внимания и как можно быстрее. Еще лучи светила не коснулись Озры, а он уже мчался на самую далекую и опасную планету их галактики — Хартеиду. Он знал, что будет там один. Не пригодная для поселений, она так и осталась дикой планетой, в недрах которой велась добыча полезных ископаемых подземными автоматизированными комплексами. Лишь раз в год здесь появлялись наладчики автоматизированных систем и в условиях почти экстремальных для организма вели работы в особых скафандрах с замкнутой системой жизнеобеспечения. Эль-Ней материализовался в небольшом куполе, где на подставке был всего один спецкостюм. Вскоре он был внутри него и, почувствовав свободу, вышел через шлюз на поверхность планеты. Хартеида была вся в огромных кратерах, и овальные отверстия по центру их выпускали время от времени клубы густого сиреневого тумана. Дыхание планеты, как назвали это явление ученые Андриолы. Эль-Ней включил реактивный двигатель и плавно взлетел на небольшую высоту. Причудливая картина открылась перед ним. Планета в лучах дневного светила с сиреневыми фонтанчиками густого дыма из каждого кратера, была волшебным миром чудовищ, которыми бредили дети всей галактики со дня своего рождения. Эль-Ней вспоминал мифы о страшных драконах с прозрачными телами и огромными крыльями, через которые можно видеть восход и заход светила. Газовые конденсаты скапливались вдали над пиками высоких гор и осыпались затем цветным дождем кристаллов по его склонам. Газовые шлейфы причудливыми разводами окружали ледяные вершины. Температура на поверхности была огромная, так что Эль-Ней сразу включил систему охлаждения и на небольшой высоте продвигался к цепи далеких гор. Было тихо в наушниках, и этот покой помогал думать, и было над чем. Казалось, что планета необитаема, но Эль-Ней знал, что это не так. Сейчас они наблюдают за ним, но где прячутся, он не знал. Он вспоминал цветные картинки с их видами и не мог представить их живыми на этой однообразной поверхности.