Посланники Андриолы

Доисторическое мифическое животное, поедающее людей в одной из галактик, прекрасную даму, погубившую народ всей планеты, пользуясь распутством мужской половины аборигенов. Общество, представленное на крыше, очень обширно, но и ученые Гибгов не отстают от представленных идеалов. На планете Парадоксов — как ты ее называешь — нет тюрем, нет охраны порядка, нет законов цивилизованных планет. Здесь один закон — если не убьешь ты — убьют тебя.

Юлия все время пыталась узнать, кто же эта девушка, которая продлила ей жизнь еще на один день? Новое порождение доктора Хетчера? Юлия еще вчера поняла, что осталась одна на этой планете. Аркадий уже две недели не появлялся дома и не вызывал ее на разговор. Наконец, преодолев все страхи, она села в свою машину на воздушной подушке и поехала к огромному заводу, где Аркадий делал свое космическое чудо, но вместо завода увидела лишь огромную воронку и осознала, что осталась одна. Теперь ее жизнь могла кончиться в любую минуту. Так, не думая о возврате домой, Юлия въехала на автостраду. Со всех сторон ее взяли в тиски другие автомобили и заставили прибавить скорость, потом начался проливной дождь. Пьяная компания молодых парней устроила с ней игру в кошки-мышки. Они то обгоняли ее и подставляли зад своей машины для удара, то прижимались к боку, скрежеща металлом и видя реакцию испуга, получали удовольствие. Она это видела, так как несмотря на дождь все окна этой машины были открыты и даже верх был откинут и все пассажиры, а их явно был перебор по количеству, бесновались от хохота и делали ей рожи. И когда она готова была оторваться от них, впереди вырос затор, раздался взрыв и затем она очнулась уже под деревом еще не веря, что жива и каким-то чутьем угадала, что ее спасение в этой черной гигантке. Юлия теперь знала, что Ыка с другой планеты и попала сюда случайно. В отличие от жителей Гибги Ыка могла ее покинуть в любую минуту. У Юлии же не было будущего.

Светило уже стояло высоко над планетой, когда Юлия открыла глаза. Почти все фрамуги были приоткрыты, поэтому было светло.