Посланники Андриолы

Та, что заговорила с Ыкой, была необычной внешности. Маленькая, изящная с огромными светлыми глазами, прямые светлые волосы, двумя жгутами скрепленные нитками жемчуга, спускались впереди до самых колен. Крохотная меховая шапочка еле держалась на самой макушке. Пучок разноцветных перьев, с длинной волокнистой бахромой, был закреплен стержнем с блестящим шариком по центру шапочки. Мираж искрился и переливался разноцветными бликами. Зато вторая была с Андриолы, это Ыка поняла сразу. Она почти в три раза превышала свою подругу. Огромные рубиновые глаза и своеобразная прическа из длинных волос и, самое главное, — одежда, которую носила только эта цивилизация, все это заставило сердце Ыки учащенно забиться. Женщины переглядывались между собой и улыбались Ыке, беззвучно двигая губами. Сквозь мираж Ыка видела, как Светило уже зацепилось за горизонт. Ветер крепчал и в воздух поднимался все выше густой цветной пух, сворачиваясь в причудливые картины прекрасных архитектурных сооружений. Наконец Ыка услышала голос. Говорила маленькая:

— Не на всех планетах миражи воспринимают нормально. Большинство пугается или думает, что сходит с ума, поэтому жители планеты Миражей очень осторожны и редко идут на контакт. Ара-Лоя с планеты Андриола очень хочет помочь тебе вернуться туда, где осталось твое сердце и сейчас и всегда твои мысли. На планете Миражей меня зовут Кетцартриа или Неуловимая. Лоя зовет меня Кетца — так короче. Ты гостья на этой планете и теперь тебя не испугает появление ее обитателей — невидимок. Ара-Лоя все о тебе знает и следит за тобой со встречи на Озре. Мы знаем, что случилось с тобой на Лифью и мы сопровождали тебя по телепортационному каналу сюда. Нам с Лоей было очень важно не потерять тебя из вида, и теперь ты сможешь получить точные данные на обратную телепортацию к Озре, где тебя ждут и любят.

Знай же, что на этой планете живет могущественная бессмертная цивилизация, которая сбросила бремя плоти и силой духа делает чудеса. Нам не нужно ни пищи, ни воздуха, без чего люди других планет не могут жить.