Посланники Андриолы

Она велела всем забраться на высокие деревья и не смотреть на сухое дерево до тех пор, пока она не подаст сигнала. Затем телепортировалась в чрево горы и, взяв первый попавшийся горящий факел и оброненный шар с острыми шипами, снова появилась на поляне. Осветив дерево с висящими трупами, она осветила несколько палок, обмотанных мхом и обмазанных светящимся составом. Все на поляне засветилось зеленым огнем и качающиеся на дереве трупы, и Ыка, и факелы. Живой огонь Ыка загасила и подала сигнал Мяуну и всем остальным взять в руки светящиеся палки. Затем спросила Вещуна, как появляется чудовище? Он ответил, что они никогда этого не видели, так как было всегда очень страшно и темно. Он не успел закончить последнего сигнала, как трясина за деревом стала вспучиваться и все выше поднимался силуэт огромной горбатой спины с длинной шеей, заканчивающейся огромной головой с большими глазами, горящим и холодным синим огнем. Квадратная челюсть с двух сторон имела огромные бивни, загнутые вверх. Чудовище поднималось все выше и выше, наконец появились мощные когтистые конечности. Густая жижа ручьями сбегала по гигантскому корпусу. Сухое дерево было для него небольшим кустиком. Лапы с огромными когтями сжимались и разжимались. Разверзалась огромная пасть и тишину ночи огласил рев голодного исполина. Срывая один труп за другим своими страшными лапами, он складывал их в бездонный рот и, хрустя, тянулся к оставшимся. Заглотив приманку, он снова взревел подобно грому, отчаянно хватая вокруг себя воздух. Его поза показывала, что он поднялся на задние лапы. Зверь требовал пищи. Ыка поняла, что он плохо видит. Левитируя над самой его головой, она старалась не попасть в его лапы, а когда ее ноги оторвались от мха поляны, она слышала сигнал Вещуна, в нем было удивление, страх и восхищение ее способностью летать. Ей было не до эмоций. Чудовище загребало лапами воздух около ее тела. Она оказалась права, он слабо видел, зато запах для него был как глаза. Ловя ускользающую Ыку, а она, как светящийся мотылек в темноте, тыкала факелом в его глаза, распаляя и так неутоленный голод чудовища.