Посланники Андриолы

Он напоминал ей детских героев из сказок в огромном количестве просмотренных на Андриоле в дни ее учебы в городе знаний. Она с нетерпением ждала наступления ночи и своих стражей, а теперь она понимала, что они ее охраняли от черных капюшонов. Только они появились, как она первая стала задавать вопросы Пророку. Почему его так назвали — «Вещун»? И тогда он напомнил ей это: из всех сигналов она не могла услышать и воспроизвести те четыре — ультразвуковые, которые она не может слышать своими ушами. Его же племя может слышать три сигнала ультразвукового сигнала, а передавать четыре. Четвертый издается организмом, который умирает, и только он, Вещун, может его слышать и передать — предупредить свое племя о надвигающейся печали потери одного из своих. Причем он слышит этот сигнал даже с очень большого расстояния — даже из пещер черных капюшонов, когда они пытают похищенных соплеменников. Ыка с уважением взглянула на своего учителя, мудрости и терпению которого смог бы позавидовать любой учитель Андриолы.

Она велела Вещуну собрать всех своих и взять с собой всех детей и самок. Еще не разгадав ее намерений, он знал, что она что-то придумала. На свист Вещуна, из зарослей на поляну стали выходить соплеменники. Впереди всех шел с жезлом их глава — или Мудрец — блюститель справедливости в клане. Малышей было немного.

Ыка засвистела на все лады:  «До   дня печали   осталось

всего три ночи: двадцать мертвецов и десять живых уйдут в страну предков страшным путем. Придет время, когда все тридцать, а может быть и больше чудище будет съедать живыми? Эта мысль не покидает вас уже сейчас? — послышались сигналы одобрения.

— Я не могу вам всего объяснить сейчас — лучше оставить что-то в тайне, но вы мне должны поверить сейчас и все делать, как я прошу. На поляну через три ночи выйдет двадцать живых и развесит всех мертвых на сухом дереве, раскрасив их вашей светящейся зеленой плесенью, но чтобы она засветилась в день Черных лун, ее надо осветить живым огнем, это сделаю я сама факелом из пещер черных капюшонов.