Посланники Андриолы

Эль-Ней еще долго не мог осмыслить свое состояние. Встреча с отцом и матерью или это смуглое лицо с таким необычным цветом и разрезом глаз, сине-черный каскад густых волос не давали покоя воображению. Он уже давно возвратился под сень зарослей новой планеты. На поляне разместился лагерь надувных куполов их экспедиции. Он знал, что его ждут, и все же не спешил шагнуть из тени могучего дерева на открытое пространство. Его жгучий интерес к проблеме животных, казалось, совсем угас, вернее отодвинулся, уступая место новому, еще не осознанному влечению. Телепортация на родную Андриолу заняла такое непродолжительное время, что, увидев его выходящего из-под деревьев, никто не удивился и лишь дотошный Дой-Ток, которого пытались сожрать обитатели этой невинной планетки, задал свой обычный вопрос. Есть средство спасти животных? Этот, казалось бы, обычный вопрос на планете Озра был совсем необычен. Населенная вегетарианцами всех видов, она не знала кровопролитий среди животных. Виды благополучно уживались на этой благодатной по климату и растительности планете. Они никого не боялись, и даже когда появились на планете посланники Андриолы, они были восприняты как новый вид животных. Дружелюбие просто поражало, и еще больше поражали законы существования животных. Самые огромные и свирепые на вид животные заботились о малышах мелких видов животных, когда те теряли своих родителей. Все малыши были весьма беспечны, как и их родители. Казалось, здесь нет угрозы ни одному животному. Разнообразие животного и растительного мира поражало воображение даже Властелинов Галактики. Совет Андриолы давно мечтал о планете-зоопарке для своих маленьких сограждан, считая обязательным проживание зверей в естественных условиях. Когда на планете появился первый небольшой отряд исследователей во главе с Дой-Током, они поразились видовому множеству животных и отсутствию хищников. Более глубокое изучение проводили биороботы, запущенные на планету в огромных количествах. Могущественная цивилизация все делала очень быстро, основательно и с минимальной затратой людских сил, но зато здесь работали люди, до фанатизма любящие живность в любом их виде.