Космические прогулки

Поросшие пухом пальцы с нечеловеческой силой пригвоздили его к месту настолько сильно, что ему не удалось даже шевельнуться.

Неожиданно самка опрокинулась на спину, как пушинку подняла и опустила на себя вконец перепуганного Чэна. Что произошло дальше он, находясь в прострации, помнил смут­но. Неясные телодвижения, судорожно сплетенные тела полу- зверя и человека. Когда он открыл глаза, то увидел лежа­щую рядом, храпевшую самку, волосатую, покоящуюся у его горла руку и скользнувший из щели солнечный луч, осве­тивший мерзостную, гнусную картину. Его затошнило и сра­зу вырвало. Осторожно, стараясь не разбудить страшилище, юноша, выскользнув из отвратительных объятий, пополз к выходу.

За спиной послышалось глухое, похожее на клокотание, ворчание и противный, зловещий визг — полувой. Цепкие лапы схватили Чэна за ноги и потянули обратно…

В деревне давно забыли исчезнувшего много лет назад Фу Чэна.

— Помер, бедняга, видно, заблудился и помер, а может, загрызли шакалы, — рассуждали старики. — Иначе дал бы

о себе знать.

С некоторых пор жители селения стали замечать, что из фанз, особенно временно пустующих, — их обитатели нахо­дились в поле, — стали исчезать предметы утвари и домаш­ние животные. Вначале грешили на банды молодежи, но те обычно не стеснялись. Появлялись когда хотели и брали си­лой все, что им заблагорассудится. Еду отбирали, женщин позорили, а мужчин привязывали к столбу или дереву и за­ставляли смотреть.

Иногда в зарослях чаоляна и кукурузы люди стали встре­чать странную, местами покрытую короткой сероватой шерстью фигуру. Существо издалека напоминало человека. Голова, руки, ноги, гладкое, без волос лицо, кисти, колен­ные чашечки, ступни — все было на месте.

При попытке приблизиться к нему человек-обезьяна, так его прозвали, легко и быстро скрывался. Причем, передви­гался он большими прыжками, а иногда бежал почти по-че­ловечьи, раскачиваясь и вздергивая, как лошадь, голову.

Охотнику Су Иру как-то удалось подкрасться к сущест­ву и достаточно хорошо разглядеть. Смуглое лицо мало чем отличалось от лица обыкновенного мужчины, признаки пола имели довольно внушительный вид, правда, надбров­ные дуги сильно выдавались вперед, череп был резко ско­шен назад, зато челюсть, наоборот, сильно выпирала.