Космические прогулки

Этот вросший в палец перстень Клод не снимал никогда.

— Оборотень, — прошептала графиня и, потеряв созна­ние, рухнула на пол, ударившись виском о край кровати.

Послесловие

Спустя пять лет охотники подобрали в лесу отбившегося от волчьей стаи мальчика.

С покрытым коростой, с незаживающими ранами и струпьями телом современный Маугли передвигался только на четвереньках. Мальчик абсолютно не умел говорить, только издавал странные звуки и очень любил выть, глядя на луну. Кожа ребенка была совершенно нечувствительна к боли и холоду. Питался он только сырым мясом, особен­но ему нравились заячьи тушки. Все попытки докторов и психологов привести его в нормальное человеческое состоя­ние успехом не увенчались. Единственное, чем он был ин­тересен, это стремлением к свободе. Много раз мальчик убегал от докторов, пока его не посадили в дом для умали­шенных. Здесь, в одиночной камере, он через два месяца, не выдержав заточения, скончался.

К ребенку несколько раз приезжал пастор.

Священник высказал предположение, что найденыш — сын оборотня — графа Паркера и волчицы… Б беседе с журналистами Келли изложил свою версию появления вол- ка-людоеда.

В одной из старинных книг пастор нашел запись о том, что один из предков графа Паркера — колдун и чернокниж­ник — изобрел состав мази, позволявшей человеку превра­щаться в волка. Очевидно, Клод, расшифровав записи пра­щура, изготовил по найденному рецепту необходимую мазь и, намазавшись ею, становился волком-оборотнем.

Что касается людоедства, то скорее всего, здесь сыгра­ли свою роль гены и все пороки человечества конца XX века.

Ветер, не прекращаясь, дул как одержимый. Грозной тя­жестью наваливался на грудь, сушил рот, наполняя его про­тивно скрипящей на зубах, мелкой, седоватой пылью. Тем­нело.

— Хоть какое-нибудь бы укрытие — дерево, куст, щель, — молил Будду смуглокожий, узкоглазый, одетый в рваные лохмотья юноша. В стволе старинного, с расширен­ным дулом, кремниевого ружья, находился один-единственный, приготовленный собственными руками, заряд.

Фу Чэн уже два дня ничего не ел.