Космические прогулки

Не выдержав жуткого зрелища, Эльза вновь лишилась чувств.

Когда сознание вернулось, женщина, не оглядываясь, бросилась обратно. Дверь дома была распахнута настежь. Добравшись до кровати, зарывшись головой в подушку, Эль­за долго, беззвучно рыдала. Заснула она лишь под утро.

Проснулась поздно, когда яркие лучи солнца, прорвав­шись сквозь шторы, коснулись посеревших от ночных пере­живаний, еще утром румяных щек. Открыв глаза, увидела над собой желтоватое, покрытое красными пятнами, с оска­ленными зубами лицо мужа. Голова склонилась к ее шее, расширенные зрачки злобно и возбужденно поблескивали. Эльзе показалось, что через мгновение он вопьется в ее гор­ло и перегрызет сонную артерию. Она дико закричала, от­толкнув его руками, вскочила с постели и бросилась к окну.

— Клод, Клод! Что с тобой, — завопила женщина.

Муж как-то странно посмотрел на нее, оглядел, будто не

узнавая, комнату, фигуру прижавшейся к подоконнику же­ны, однако постепенно его глаза стали принимать осмыс­ленное выражение, и знакомым, хотя охрипшим голосом Клод произнес:

— Что с тобой, дорогая? Ты плохо спала? Моей милоч­ке приснилось что-нибудь нехорошее?

— Где ты был? — холодея от страха, воскликнула Эльза.

— Когда, дорогая?

— Как когда! Ночью! Сегодняшней ночью! — закрича­ла жена.

— Ах, ночью! Да ничего особенного. Просто не спалось. Сходил на конюшню, посмотрел на лошадей. Немного по­бродил по саду. Вернулся — ты еще спала. Хотел поцело­вать и разбудить, но ты чего-то испугалась.

— Ты был на конюшне? — все еще недоверчиво пере­спросила Эльза.

— Разумеется, а где же еще? А что, разве есть сом­нения?

— Да, нет, конечно нет. Только как-то странно все это.

— Что же здесь странного?

— Ну ты…, в общем, ты никуда раньше по ночам не ходил, — взволнованно протянула женщина.

— Что ж здесь особенного. Бессонница! Старость под­крадывается, как ни говори, а уже пятидесятилетний рубеж перешагнул. Ты ведь намного моложе меня, хотя мы и пят­надцать лет состоим в браке. Девчонкой еще была, когда я на тебе женился.

Ну иди, дорогая, иди ко мне, — Клод протянул руки и, встав с кровати, шагнул к дрожавшей как осиновый лист супруге.