Космические прогулки

После возвращения на родную планету Марии, как и прочим, стерли часть памяти. Она не помнила ничего, зато он не смог ее забыть.

Ириаз вступил с женщиной в прямой контакт…

— Советник Ириаз, снимите защиту своего мозга, — раздался механический голос робота-Наблюдателя.

Он вздрогнул и огляделся. Все находились в гигантском светлом зале. На стенах висели огромные экраны. Процесс решили сделать показательным и продемонстрировать его жителям планеты. Дело оказалось слишком громким. Акизу нужна была слава и место, принадлежащее в Совете подсудимому. Ириаз почти физически ощутил воздействие его мощной, пожалуй, не меньше двенадцати единиц, психо­энергии — единственного вида энергии, в течение послед­них двадцати тысяч лет существующей на Ялмиезе.

Она поддерживала все виды топливно-энергетического баланса, с ее помощью выходили в Космос сотни тысяч звездолетов, передвигались миллиарды единиц транспорта, люди левитировали в воздухе.

Усевшись в удобные, немедленно принявшие форму тел, кресла, присутствующие уставились на подсудимого. Ему сидеть не полагалось. Ириаза освободили от пут сковывав­шего движения силового поля.

В Состав Верховного Суда планеты, кроме Генерального судьи Акиза, входили еще восемь человек. Эта девятка должна была решить судьбу одного из Высших руководите­лей Ялмиезы.

Акиз, положив руки на подлокотники кресла, не мигая уставился на подсудимого. Он считывал мысли Ириаза, при этом его лицо выглядело неподвижной пустоглазой маской, так как у Акиза были редкие, почти бесцветные, слегка го­лубоватые глаза с крошечной точкой зрачка. Генеральному судье почти никогда не были свойственны нормальные че­ловеческие отношения. Это была машина … Думающая, интеллектуальная, обладающая биологическим содержани­ем, наполненная настоящей алой кровью, но машина! Ему неизвестно было, что такое слабость, страх, колебание, угры­зение совести, ощущение вины. Какие-либо комплексы судье вообще не угрожали, никогда, с ранних детских лет… Он знал, что хочет, и шагал к заветной цели уверенно и твердо…