Космические прогулки

Женщина надолго замолкла. Я уже хотел по­вторить попытку, но услышал стук щеколды и скрип отво­ряющейся двери. Держа в руках свечу, хозяйка осветила мое лицо. Видимо, осмотр ее удовлетворил, и она кивком головы пригласила следовать за ней.

— Могу только предоставить Вам ночлег. Еды у меня нет. Муж поехал за продуктами. Вернется к утру. Подни­майтесь за мной на второй этаж. Там есть комната, в ней жил сын. Его убили франкисты.

Поднимаясь вверх по ступеням, я оступился и, чтобы удержаться, схватился за перила, нечаянно задев холщовое платье женщины. От страха у меня на лбу выступил хо­лодный пот: неужели и она умрет? Нет, кажется, пронесло.

В этот момент, уже стоя на верхней площадке, хозяйка нелепо взмахнула руками и грузно осела, распласталась на полу. Выпавшая из рук свеча, медленно откатившись в сто­рону, едва не погасла. Схватив ее, я осветил лицо лежав­шей женщины. На вид ей можно было дать не более пяти­десяти лет. Низко надвинутый черный платок скрывал лоб. Лишь обсыпанные паутинкой морщин глаза и щеки выдали ее возраст.

— Может, только обморок, — мелькнула у меня на­дежда.

Боясь коснуться тела, я поднес к ее носу свечу. Если — жива, то пламя должно шевельнуться. Убедившись, что огонь не дрогнул, я дотронулся до ее руки. Она была хо­лодна как лед. Приложив ухо к груди, убедился, что серд­це не бьется. Пожалуй, это было последней каплей.

С диким воплем я бросился к двери, выскочил наружу и потерял сознание. Теперь и не вспомнить как я добрался до Нью-Йорка. Почти все время я находился в бессознатель­ном состоянии. В испанском порту, на судне и здесь, в Америке.

Обратившись в полицию, я попытался рассказать, что со мной произошло, но меня упекли в психушку.

Доктор, помогите! Мне до сих пор никто не верит. Я бежал из сумасшедшего дома, чтобы разыскать Вас. Вы самый известный и уважаемый психиатр страны. У меня последняя надежда на Вас! Посмотрите на меня, мне ведь нет и тридцати, а на вид — все сорок пять. Я устал, без­умно устал…

— Успокойтесь, дорогой друг, успокойтесь.