Космические прогулки

Нервы полковника натянулись как струны, волосы вста­ли дыбом, перед глазами вспыхнули зеленоватые искры, и жесткий удар раскроил ему левое плечо. Покачнувшись, он рухнул под неистово мчащуюся конную массу. Последнее, что он тогда видел, это белый оскал зубов и пену, хлопьями падающую с лошадиной морды на золотое шитье мундира.

Три месяца Роже де Вергар провалялся на больничной койке. В полк возвращался в приподнятом настроении, на груди поблескивала новехонькая награда.

Обрадованные офицеры с воодушевлением встретили ко­мандира. Полковника любили за ловкость и отчаянную, граничащую с безрассудством смелость. На радостях не­много выпили шампанского. Четверо друзей отправились провожать Роже в приготовленную для него квартиру.

Из распахнутых настежь окон первого этажа на улицу лился свет. Озадаченный адъютант (квартира была заперта на замок) подошел и заглянул внутрь. За столом сидел че­ловек и что-то писал. Когда он поднял голову, лейтенант чуть не упал в обморок. На него уставился двойник стоя­щего рядом полковника. Командир встретился глазами со своим двойником, вздрогнул, не говоря ни слова, по-кава­лерийски, одним прыжком махнул через подоконник. Оттал­кивая друг друга, офицеры вглядывались в глубь комнаты.

Едва де Вергар приблизился к столу, двойник поднялся со стула и исчез, а полковник с тяжелым стуком замертво рухнул на пол. Подоспевшие офицеры обнаружили его без признаков жизни.

Шел 1740 год. Племянница Петра I, императрица Рос­сии Анна Иоанновна долго ворочалась в своем ложе. Уже несколько дней она неважно себя чувствовала. Какое-то гнетущее чувство тоски, печали и одиночества заполонило душу. Побаливала грудь. Наконец, вроде задремала. Вдруг сквозь смеженные веки увидела перед собой мраморный надгробный камень, на котором красовалось ее имя. Боль­ше всего она запомнила четыре светящиеся цифры — еди­ницу, семерку, четверку и ноль. 1740 год — мелькнуло у нее в мозгу. Императрица открыла глаза. Видение исчезло. А перед кроватью стоял Бирон и что-то смущенно бормотал.