Космические прогулки

— Не понимаю, не понимаю, почему он все-таки вы­жил? — из его искусанных в кровь губ непроизвольно вы­рывались одни и те же слова.

Эуджо сиял. В который раз Господь Бог услышал его молитву. Чуда не было. Была Вера, Надежда и Любовь. А между тем, далеко на небе, за миллионы миль грустно покачивая ресницами лучей, улыбался Солнечный Гений.

Вместо эпилога

Молодежь России! Молодежь завтрашнего дня, этой но­вой земли, любимой Богом! Вы все должны объединиться под евангелистским знамением того, кто никогда не остав­лял вас сиротами. Передайте, используя всю вашу силу, ваш дар и желание духа, которое содержится в вашей душе, донеся до молодежи всего мира столь долгожданное и желанное обновление, которое произойдет в новом и един­ственном свете справедливости, мира и любви.

Прислушайтесь к нашему воззванию! Нам, как и дру­гим посланцам звездной конфедерации, необходимо услы­шать ваше сердце, увидеть исходящий от вас свет, направ­ленный на всеобщее благо. Мы хотим вашего духовного единства. Это будет самой большой и единственной ценностью, характеризующей третье тысячелетие.

Молодежь России! Не забывайте, что вы есть надежда, движущая и обновляющая сила нового, столь долгождан­ного тысячелетия, которое породит новую суперцивилиза­цию, родившуюся из обновленной Земли. Не забывайте это­го, потому что очень многое изменится на основе нового ду­ховного подхода, который будет предложен вами будущему рода человеческого.

Мы хотим надеяться на это, вместе со Святой Девой Ма­рией и ее сыном Иисусом, нашим любимым вселенским учи­телем, которые вас безгранично любят.

«Преступники были и будут всегда!» К сожалению, такова аксиома существования Человечества, впрочем, как и любого другого мыслящего существа. Микроскопическое отклонение хромосомы, заблудившийся ген и на тебе — опять двадцать пять — на свет появляется такое чудо в перьях, что не при­снится и в страшном сне. Впрочем, бывает наоборот. Общест­во получает Гения или что-то еще в этом роде.

Можете себе представить, что за сорок лет работы Храни­телем Канала Времени многое пришлось повидать, узнать, ус­лышать, но словосочетание Морис Гибер до сих пор вызывает V меня ужас и отвращение, хотя со дня нашей последней встречи прошло около двадцати лет, возможно и несколько меньше, вряд ли это имеет какое-либо значение, тем более, когда под руками всегда имеется Главный Хранитель Па­мяти Канала, фиксирующий и хранящий в своих бесчислен­ных дискетах любую информацию.